Александр ЛЕВИН

ТАЙНЫ ВЕЧНОЗЕЛЁНОГО ЛЕСА
Приключения Левой Обезьяны и ее друзей

Автор очень благодарен Соне, Жене, Тёме, Василисе, Тимоше
и Марине Алексеевне за неоценимую помощь в работе
над этой сказкой. Спасибо за ценные подсказки и важные советы.
Без вас я бы эту книжку точно не написал!


Часть 1

ЛЕВАЯ ОБЕЗЬЯНА

Эту обезьяну звали Левая Обезьяна. Её так звали потому, что была ещё и Правая Обезьяна, очень похожая на Левую. Настолько похожая, что даже нельзя было отличить, кто из них кто… А чтобы можно было отличать, их и назвали так: Левая Обезьяна и Правая Обезьяна.
Еще интересно про них то, что Левая Обезьяна была с самого раннего детства очень непослушная и большая шалунья: всё время прыгала, скакала по деревьям, гримасничала, кидалась бананами и другими фруктами, дразнилась и делала ещё множество подобных вещей. Правая Обезьяна, наоборот, всегда вела себя смирно, потому что она была хныкалка, рёва-корова, ей всё время хотелось спать или есть, или было страшно, или у неё что-нибудь болело.
Но самое удивительное, что никто и никогда не видел этих обезьян одновременно. То всё время была Левая, а потом раз! – и сразу Правая… Или наоборот.
А иногда даже нельзя было угадать, кто из них сейчас перед вами. Это когда она сначала шалит, а потом капризничает. Или сначала хнычет, а потом – прыг на дерево и давай бананами кидаться… А на самом деле, сначала шалила (или хныкала) одна, а уж потом хныкала (или шалила) другая. Просто они так быстро менялись, что никто этого не замечал.
Вот такие это были интересные обезьяны.
Они жили в самом центре Вечнозелёного Леса, на дереве, тоже вечнозелёном и толстом, как баобаб. Называли его просто – Большое Дерево. На разных ветках этого чудесного дерева росли орехи, бананы, ананасы, а также фрукты помельче: киви, личи, манго, бинго, папайя и мамайя, так что у обезьян был сразу и дом, и столовая, и склад боеприпасов.
В Вечнозелёном Лесу было много полянок. Некоторые были пусты – приходи и играй, во что хочешь. Другие были приспособлены для определённых занятий, например, для игры в футбол. Или для проведения птичьих конкурсов красоты.
А были поляны жилые. Например, все кенгуру обитали на юге Вечнозелёного Леса на одной большой поляне, которую называли Кенгуралия. Все зайцы – на севере на поляне под названием Зайцбург. А Большое Дерево обезьяны стояло на Центральной поляне.
 
СЛОНЁНОК ПОТОМУШТА

Однажды Левая Обезьяна увидела под своим деревом задумчивого слонёнка, который смотрел на землю и что-то бубнил себе под нос. Левая Обезьяна уселась на ветке поудобнее и стала рассматривать гостя. Он был, конечно, больше обезьяны, но всё равно ещё не вполне взрослый. Слонёнок рвал хоботом траву, отправлял в рот и медленно жевал. При этом продолжал что-то бубнить себе под нос. Ну, то есть, под хобот…
Левая Обезьяна глядела-глядела на него, а слонёнок всё бубнил, всё щипал траву и всё не двигался с места.
Наконец ей надоело просто так сидеть, глядеть и слушать непонятное «бубубу», она нарвала орехов и стала кидать в слонёнка. Даже несколько раз попала!
Однако тот не обратил на это внимания, потому что орехи слонёнку – как слону дробина, что подтверждается известной всем детям поговоркой.
Тогда Левая Обезьяна набрала снаряды покрупнее – киви, личи, манго, бинго, папайя и мамайя – и принялась метать их в слонёнка. И снова безуспешно, хотя попадала очень часто – два мимо, один выше. Или три мимо, один в сторону... Не сработало… слонёнок проигнорировал даже крупнокалиберное бананометание. Только и слышно было: «бубубу» да «бубубу»…
– Вот это да! – сказала Левая Обезьяна. – Ходячая крепость! Прямо как бегемот какой-то!..
Слонёнок перестал бубнить непонятное и, задумчиво косясь на Левую Обезьяну, сказал:
– Ну и нет! И вовсе не бегемот. Я – слон!
И тут же отвернулся и снова принялся за своё «бубубу».
Тогда Левая Обезьяна сняла с дальней ветки своё супероружие – крепкий и увесистый ананас и кинула его в слонёнка. И даже попала. Слонёнок наконец повернулся хоботом к Левой Обезьяне и спросил:
– Ты зачем кидаешься?
– Хочу и кидаюсь! Я тут живу, значит я тут главная! А ты кто? А почему ты такой большой? А как тебя зовут?
Слонёнок немного подумал над тем, как ему отвечать на эти вопросы – поочередно или одновременно. И решил ответить сразу.
– Я слонёнок. Я слон. Потомушта.
– А как тебя зовут?
– Я же сказал! Потомушта, – сказал слонёнок.
– Почему?
– Потому что меня назвали в честь двоюродного племянника моего прадедушки, – пояснил слонёнок. – Он был индийский слон Потомушта. А тебя как зовут?
– Я – Левая Обезьяна… Здравствуй!
– Здравствуй! А зачем ты кидаешься? – снова спросил слонёнок.
– Надо, – ответила обезьяна. – А ты сам чего?! Стоишь и стоишь! Всё чего-то бубнишь себе под нос… Под моим деревом, между прочим!
– Во-первых, не под нос, а под хобот. – Слонёнок поводил перед Левой Обезьяной своим очень длинным и гибким носом. – А во-вторых, я не бубню, а думаю: кто кого поборет – Тигр или Слон.
– Наверно, Слон поборет, – недолго раздумывая предположила Левая Обезьяна.
– Да-а!.. А у Тигра – когти вот такие длинные и зубы вот такие… – слонёнок показал, какие. – Он страшный! Рычит!.. Надо ещё подумать.
Они еще подумали, и Левая Обезьяна сказала:
– Я тигров никогда не видела, но у него же зубы! Он и поборет.
– Я тоже не видел, мне папа рассказывал, – сказал Потомушта. – Да, у него зубы… Но всё-таки надо ещё подумать.
Они ещё подумали. Потом слонёнок Потомушта перестал бубнить и сказал:
– У Тигра зубы. И когти. Он страшный. И рычит… А Слон ему как даст один раз!.. Как закинет его на дерево!..
– Правильно! – обрадовалась Левая Обезьяна. – Слон поборет! Слон кого хочешь поборет! Только чур на моё дерево этого Тигра не кидать, а то он у меня все бананы съест… Хочешь банан?
– Хочу, – ответил слонёнок, – спасибо.
– Тогда можешь съесть те, которые я в тебя кидала. А еще киви, личи, манго, бинго, папайю и мамайю – мне не жалко. У меня ещё вырастет.
– А ананас можно?
– Можно, – сказала Левая Обезьяна, – я же в тебя его метнула, значит, он твой.
Потомушта поднял с земли ананас и отправил в рот. Прожевал и сказал:
– Спасибо! – и даже вежливо поклонился.
– На здоровье, – сказала Левая Обезьяна и тоже вежливо поклонилась.
Потом слонёнок стал подбирать с земли бананы и тоже отправлять их в рот. И тоже каждый раз вежливо благодарил и кланялся.
– У меня уже рот устал говорить «на здоровье»! – сказала Левая Обезьяна. – И язык устал. И голова устала кланяться… Давай ты сначала всё поешь, а потом скажешь спасибо – одно, но очень большое!
– Хорошо, спасибо, – сказал Потомушта.
– Ну вот опять!..
– Всё, всё, перестал…
Слонёнок собрал манго, потом бинго, потом папайю, потом мамайю и всё тоже поместил себе в рот и тщательно прожевал (его мама так учила), попутно обдумывая, о чем бы еще поговорить с такой доброй и гостеприимной Левой Обезьяной.
Когда подарки были съедены, и они обменялись ну очень большими «спасибами» и «наздоровьями», Потомушта спросил:
– А ты почему Левая Обезьяна?
– Еще бывает Правая Обезьяна. Только она всё время капризничает.
– А-а, понятно! Спасибо.
– А давай ты меня покатаешь?!
– Давай! Спасибо! – обрадовался слонёнок.
И они поехали…

ХВОСТОВОЕ ДЕРЕВО

– Какие тут странные деревья растут! – воскликнула Левая Обезьяна, когда они немного покатались. – На одном только бананы растут, на другом только ананасы, на третьем только манго, на четвертом – бинго… А вот на моем дереве растёт всё сразу – на каждой ветке другой фрукт. И даже орешки!
– А вот еще бывает дерево, которое называется Хлебное, – сказал слонёнок.
– А почему?
– Потомушта, – сказал слонёнок.
– Да, точно! На нём растут булки и батоны, так?
– Так. А ещё бывает Бутылочное дерево.
– А почему оно бутылочное?
– Потомушта, – снова объяснил слонёнок.
– А-а, правильно! – обрадовалась Левая Обезьяна. – На нём растут бутылки! Кажется, мне мама рассказывала, что они прямо с газировкой растут!
– А ещё бывает Колбасное дерево – продолжал слонёнок.
– На нём растёт колбаса?
– Не только. Ещё котлетки и сосиски.
– А зачем оно? – удивилась Левая Обезьяна.
– Учёные его вывели специально для хищных. Чтобы они других зверей не ели!
– Здорово. Какие умные учёные! А кто они такие?
– Ну, разные… Сло-о-оны… И другие кое-кто…
Некоторое время они проехали молча.
– А есть ещё Хвостовое Дерево, – вдруг сказала Левая Обезьяна.
Слонёнок удивлённо остановился и, чуть подумав, ответил:
– Я такого не знаю!
– Да вот же оно! – Левая Обезьяна показала на дерево с дуплом, из которого свешивался хвост. На конце хвоста была круглая пушистая кисточка.
– Правда, вот оно! – согласился слонёнок. – Вот мама удивится, когда я рассажу! И хвост такой красивый!
– Отличный! С кисточкой! – воскликнула Левая Обезьяна. – Это замечательное Хвостовое Дерево! Самое Хвостовое Дерево на свете! Давай сорвём себе на память вот этот хвост!
– Давай, – сказал было слонёнок, но потом засомневался. – А вдруг у него всего один такой хвост?! Как же оно будет без хвоста?
– Нормально будет! Ещё вырастет! – воскликнула Левая Обезьяна. – Бананы же отрастают! И ананасы!
Потомушта обдумал эти веские аргументы и согласился с ними. А потом взялся хоботом за красивый хвост и потянул.
Вдруг дерево заскрипело, заворочалось и из самой глубины его раздался крик:
– Ой!! О-ёй-ёй!! О-ёй!!!
Слонёнок от неожиданности подпрыгнул, отпустил хвост и бросился наутёк. Когда он через некоторое время остановился, чтобы отдышаться (бегал слонёнок не очень хорошо, ему больше нравились силовые упражнения с хоботом), оказалось, что Левая Обезьяна исчезла, вместо неё на спине у Потомушты сидела, вцепившись в него изо всех сил, очень испуганная Правая Обезьяна. С виду она была совсем, как Левая, но так тряслась от ужаса, что не могла даже слова вымолвить, чего с Левой Обезьяной никогда не бывает. Слонёнок не сразу понял, что это уже другая обезьяна. Он в этот момент думал своё «бубубу» про удивительное дерево. И подумав как следует, сказал:
– Какое-то оно странное это Хвостовое Дерево!
– Оно стра-а-ашное! – еле-еле выговорила Правая Обезьяна. – Гро-о-омкое!..
Слонёнок задумчиво сорвал с ближайшей пальмы большой пальмовый лист и медленно его сжевал.
– Послушай, Левая Обезьяна… – начал было он, но его тут же перебили:
– Я – Правая Обезьяна! – сердито сказала его новая знакомая. – А вовсе не Левая, которую ты тут по лесу катал туда-сюда!..
– Извини, пожалуйста, Правая Обезьяна! Я тебя просто сначала не узнал!
– А теперь узнал?
– Да-а-а, теперь узнал!..
– То-то же! Будешь нас путать, получишь у меня!..
– Спасибо! С удовольствием! Особенно мне понравилось получать ваши бананы… – сказал Потомушта, сорвал еще один большой пальмовый лист и не спеша принялся его жевать. И пока Правая Обезьяна ежилась, хмурилась, с опаской поглядывая по сторонам, и хныкала про то, как она испугалась, как у неё вот всё прям поплыло перед глазами, а сердце вот прям в пятки ушло, – всё это время он продолжал жевать и думать всё ту же длинную мысль, пока она у него не кончилась (вместе с пальмовым листом). И тогда он сказал:
– Знаешь, Правая Обезьяна, я думаю, что это было не простое Хвостовое Дерево. Это было Громкое Хвостовое Дерево, отдельный подвид, как говорит мой папа. Оно, наверное, всегда так…
– Может быть, – согласилась Правая Обезьяна. – Только я не хочу срывать этот хвост. Вовсе он не красивый. Так себе хвост. Может, Левой Обезьяне он и нравился, а мне не очень. А как оно страшно ойкает!
– Но если это такое Громкое Хвостовое Дерево, то чего ж его бояться? Оно ведь всегда так! – рассудил слонёнок.
– Нет! Ну его! Не хочу такой хвост! – завопила Правая Обезьяна. – Что с ним делать-то? Поедем лучше домой!..
Но упрямый слонёнок еще немного побубубукал себе под нос (точнее, под хобот) и решил всё-таки пойти попробовать ещё разок. Не слушая воплей Правой Обезьяны, он развернулся и пошёл назад.
– Вот и зря ты боишься! – говорил он на ходу. – Потому что это обыкновенное Громкое Хвостовое Дерево. Чего его бояться? Даже если оно громко ойкает! Оно же не само! Мы же сами его за хвост тащили.
На подходе к странному дереву Правая Обезьяна спрыгнула со спины Потомушты и побежала прятаться в кусты, чтобы оттуда посмотреть, что из всего этого получится. А слонёнок смело подошел к тому самому дереву, снова взялся за хвост и стал тянуть.
– Ой!! О-ёй-ёй!! О-ёй!!! – опять закричало Громкое Хвостовое Дерево. Но на этот раз слонёнок не испугался. Он всё тянул и тянул… Потом вдруг что-то треснуло, хрюкнуло, крякнуло, мяукнуло и на землю из дупла выпал очень толстый и очень громкий зверёк. Он стал бегать вокруг дерева, крича:
– Ой-ой! Больно хвост!.. Больно хвост!..
Пробежав несколько кругов, он остановился, дёрнул слонёнка Потомушту за хобот и сказал:
– Больно хвост!.. Ты зачем мне чуть хвост не оторвал?!
– Я думал, это Хвостовое Дерево, – объяснил слонёнок. – А чего ты там сидел?
– Я там не сидел, – ответил зверёк, – я там застрял.
В это время, увидев, что ничего страшного не происходит, из кустов выбралась обезьяна. Это была опять Левая Обезьяна – весёлая, потому что это оказалось не страшное дерево, а просто зверёк – не очень большой и не слишком страшный.
– Ты кто? – спросила она.
– Я?.. Я забыл, – ответил зверек.
– А как зовут твою маму? – спросил слонёнок.
– Мою маму зовут: «Мама, мама, иди сюда!» Вот так её зовут. Я её так зову.
– А кто-нибудь другой её как-нибудь по-другому зовёт? – спросила Левая Обезьяна.
– Её ещё зовут «Ой, Львица, бежим!» – сказал зверёк. – И она сразу же прибегает…
– Тогда ты, наверное, Бегемотик, – решила Левая Обезьяна.
Зверёк покачал головой.
– Вроде нет… Я не помню, как меня зовут, но точно не Бегемотик. Мне мама вот тут написала мое имя и сказала, чтобы я всем это показывал, если потеряюсь.
Он показал слонёнку на что-то у себя за ушами. Слонёнок заглянул за одно ухо зверька и, немного пошевелив носом (ну то есть хоботом), прочитал:
– Лев…
Потом заглянул за другое и прочитал:
– Львёнок.
– Да, правильно, – воскликнул зверёк, – меня именно так и зовут!
– Странно, – сказала Левая Обезьяна. – А я думала Бегемотик.
– А скажи, ты кто: лев по имени Львёнок или львёнок по имени Лев? – уточнил обстоятельный слонёнок. – Я вот слон по имени Потомушта, а не наоборот. А ты?
– И я не наоборот, – сказал зверек. – Я – Львёнок. – И подумав, добавил: – И еще я – Лев. Я оба.
– Спасибо, приятно познакомиться, – сказал вежливый слонёнок. – А вот это – Правая Обезьяна.
– Нет, я не Правая, я Левая Обезьяна! Правая куда-то ушла. Я за неё не отвечаю.
– Спасибо, приятно познакомиться, – сказал львёнок по имени Лев.
– И мне, – сказала обезьяна.
– И мне, – сказал львёнок.
– И мне, – сказал слонёнок. – А хотите я вас покатаю?..
Все захотели, и Потомушта поджал коленки, а Левая Обезьяна и львёнок по имени Лев взобрались ему на спину.
– Я Гагарин! Поехали! – закричал лев по имени Львёнок.
И они поехали.

ЕЗДИТЬ НА СЛОНЕ НЕ ТАК УЖ ПРОСТО!

– Здорово ты катаешь! Я так никогда не ездил! – сказал Львёнок Лев.
– Я разработал специальную походку – катательную, – объяснил слонёнок. – Я иду так плавно, ровно, чтобы спина не тряслась. Я даже могу на неё какой-нибудь камень положить и так ходить. И он не упадет. Я тренировался!
– Здорово! Ты молодец, – сказал Львёнок Лев.
– А что мы теперь будем делать? – спросила обезьяна.
Слонёнок немного побубукал, а потом говорит:
– Давайте будем делать… бубубу… что-нибудь.
– Давайте! – сказал Львёнок Лев. – Только мне мама не разрешает бить баклуши и безобразничать. А то придёт Бабайка и меня заберёт!
– А кто это – Бабайка? И почему ему можно тебя забрать? – спросила Левая Обезьяна, на всякий случай приготовившись быстро-быстро убежать.
Львёнок присел на задние лапы, задрал голову вверх и говорит:
– Я его никогда не видел. Но если дети будут бить баклуши, он обязательно придёт и заберёт!
– Он, наверное, страшный!.. – испугалась Левая Обезьяна (а может уже и Правая…).
– Ещё какой! – Львёнок Лев покрутил головой, показывая, какой страшный Бабайка.
– Я такого зверя не знаю, – сказал слонёнок, – он, наверное, в нашем лесу не водится.
– Правильно, – обрадовано сказала Левая (уже точно левая!) Обезьяна. – Если бы он в нашем лесу водился, он бы давно всех зверят забрал. Потому что в нашем лесу все зверята иногда безобразничают. Значит, он из другого леса.
Они очень этому обрадовались, а Львёнок Лев сказал:
– Тогда, наверно, баклуши тоже можно бить!
– А как их бьют? – спросила Левая Обезьяна.
Львёнок не знал, а слонёнок съел зелёный пальмовый лист и задумчиво сказал:
– Мамы почему-то всё самое интересное запрещают.
– И даже не говорят, кто такие баклуши, – добавила Левая Обезьяна.
Они снова задумались, причём, Потомушта бубубукал, обезьяна почесывалась (почесала везде, куда достала), а львёнок крутил головой, пытаясь угадать, где тут могут прятаться баклуши. Потом он сказал:
– Баклуши, они такие круглые.
Слонёнок только покивал головой.
– И ещё их очень интересно бить, колотить и кидаться ими, – добавила Левая Обезьяна.
Слонёнок снова покивал головой.
– Мы сейчас пойдём, найдём их и весело побьём. Или поколотим, – предложил львёнок.
Слонёнок опять покивал головой.
– Или покидаемся, – закончила Левая Обезьяна.
Слонёнок последний раз покивал головой и добавил:
– Надо только придумать, где мы их возьмём.
В общем, немного посовещавшись, они решили, что баклуши где-нибудь, наверное, растут или бегают, и что если их как следует поискать, то непременно встретишь. И по виду сразу угадаешь, что это баклуши. Ведь не всякую штуку интересно побить (хоть это и запрещают старшие).
Пошли искать. Слонёнок шёл, задрав голову вверх, и осматривал деревья. На его спине сидел Львёнок Лев и внимательно смотрел вниз – на дорогу и близлежащие кусты. А слева и справа, прыгая с дерева на дерево и глядя вправо и влево, прыгали обезьяны – то Левая, а то Правая.
И так они прошли уже довольно много толстых и тонких деревьев, на которых много чего росло, но не было ни одной маломальской баклуши, пересекли несколько полянок, по которым тоже почему-то не каталось ничего такого особенно уж круглого, что стоило бы пнуть, и перешагнули (даже перепрыгнули) через ручей, в котором также не нашлось ничего такого, что хотелось бы побить.
А потом вдруг одна из двух обезьян (та, что прыгала справа от Потомушты) посмотрела на слонёнка и спросила:
– А где Лев?
Потомушта остановился и внимательно осмотрел свою спину. Голова у него поворачивалась не очень хорошо, но те части спины, куда не доставал его взгляд, он ощупал хоботом. Осмотр и ощупывание показали, что львёнка на спине и правда нет… От этого слонёнок сразу как-то забубнил, забубнил, но потом догадался и сказал:
– Он, наверное, куда-то делся!
– Пошли назад, поглядим, куда это он делся! Может, он баклуши нашел и сам их теперь бьёт, чтобы нам не досталось, – предположила вредная Правая Обезьяна, делая кислое лицо и одновременно почесывая себе левую щёку.
Они пошли назад, перешли через ручей в обратную сторону, прошли одну уже знакомую полянку и двинулись дальше, но вскоре услышали знакомый голос, который кричал знакомые слова – «Ой!» и «О-ёй-ёй!» А потом увидели и самого львёнка. Он висел на дереве, держась передними лапами за толстый сук, а хвостом и задними ногами болтал в воздухе.
– Ты куда делся? – спросила Правая Обезьяна.
– Я не делся, я зацепился! – отвечал Львенок Лев. – Снимите меня!
Слонёнок встал под ним и сказал:
– Слезай!
– Нет! Я упаду! – плаксивым голосом сказал львёнок.
– А хочешь, я тебя покатаю?
– Хочу! – радостно закричал Львёнок Лев, тут же отпустил толстый сук и оказался на спине у слонёнка. – Ура! Я Гагарин! Поехали!
– А ты без нас тут никого не бил? – подозрительно спросила Правая Обезьяна.
– Нет, я не Билл! Я… – он запнулся. – Ещё раз скажи, как меня зовут?
– Львёнок Лев, – напомнил Потомушта.
– Да! Я Львёнок Лев, а не Билл.
И они поехали дальше искать баклуши. Всем почему-то очень хотелось их побить, попинать или потолкать – уж как получится…


БАКЛУШИ

Они прошли по нескольким тропинкам, осмотрели несколько полянок в надежде отыскать хоть одну баклушу (а лучше парочку или даже три – чтобы всем хватило). Львёнок Лев еще пару раз завис на сучьях, висевших над дорогой, но постепенно приучился следить за ситуацией на дороге, как говорил его папа, и вовремя пригибаться, чтобы не зависнуть ещё раз.
А потом на одной из полянок они увидели две такие серенькие штуки, которых им тут же захотелось попинать, чтобы они весело куда-нибудь покатились, покатились, а все бы радовались, и при этом Бабайка бы не пришёл… Одна такая штука была просто серенькая, а у другой наверху было два мелких пятнышка, даже просто такие точечки…
Сначала штуки были не такие круглые, как думал Львёнок Лев, но стоило ему спрыгнуть со спины слонёнка и подбежать к ним поближе, как они свернулись в удобные круглые клубочки. Увидев это, львёнок и Левая Обезьяна обрадовались ещё больше, размахнулись (обезьяна левой ногой, львёнок – правой передней лапой) и ка-а-ак стукнут!..
Клубочки полетели в кусты, львёнок закричал было: «Гооооол!», но тут же, практически без перерыва, перешёл на знакомое «О-ёй-ёй!!», при этом тряс своей правой передней лапой и лизал её, как будто она – мороженое. А правая Обезьяна (никто и не заметил, как она появилась!), тоже немножко ойкая, уселась на траву и принялась изо всех сил дуть на свою левую ногу, как будто она – свечка на деньрожденном торте. Но ничего такого вкусного тут и в помине не было.
– Что случилось? – удивился слонёнок. – Это что не баклуши были?
– Я не знаю, – заныла Правая Обезьяна. – Я её стукнула, а в ногу как будто иголка воткнулась!
– Сразу много иголок, – уточнил львёнок.
– Я понял! Это были настоящие баклуши! – догадался Потомушта. – Просто они колючие, поэтому их и нельзя бить! А не из-за какого-то там Бабайки!..
Кусты зашуршали, раздвинулись, и из них выползла сначала одна баклуша – простая, а потом вторая – с точечками. Бакулши оказались говорящими.
– Зачем вы нас стукаете? Мы же не мячики! – спросила одна из них.
– Да, зачем? – спросила вторая, которая с точечками.
– Мы решили, что вы баклуши, – объяснил львёнок. – Мы думали, нам просто родители вас бить не разрешают, потому что мы ещё маленькие!
– Ничего себе «маленькие»! – сказала первая баклуша, поглядывая на львёнка, обезьяну и особенно на слонёнка.
– И никакие мы не баклуши, – сказала вторая, которая с точечками.
– А кто же вы? – спросил львёнок, на минутку вытащив лапу изо рта.
– Мы ежи! Я Ежи, – сказала первая баклуша…
– А я Ёжка, – сказала вторая, которая с точечками. – Мы ёжики.
– Очень приятно, – сказал вежливый слонёнок и поклонился.
– Нет, не очень приятно! – сказала сердитая Правая Обезьяна, на минуточку перестав дуть на свою левую ногу.
– Конечно, не очень, – подтвердил Львёнок Лев, на секундочку вытащив изо рта правую переднюю лапу. – Даже больно!
– А зачем вы нас стукали? – сказала Ёжка. – Нас же нельзя стукать! Мы ёжики!
– Нас нельзя! – подхватил Ежи. – Ежи колючие и очень крутые, это все знают!
Слонёнок покивал головой и говорит:
– Теперь все знают. А раньше не все. Трое не знали: вот я, вот она и вот он.
– Эх, вы!.. А ещё такие большие! Ежей не знаете! – сказал ёж Ежи.
– И баклуши не знаете! – добавил ёжик Ёжка. – Баклуши не колючие, а деревянные. Такие деревяшки, из них ложки делают...
– Кто делает? – уточнил вдумчивый слонёнок.
– Да никто! Деревянные ложки вышли из моды, – сказал Ёжка.
– А ты что, модник? – удивился львёнок. – Откуда ты знаешь?
– Я не модник, я модница, – сказала Ёжка.
– Да, Ёжка такая модница, ужас просто! – сказал Ежи. – То на себя цветочек повесит, то ягодки, а то целое яблоко на спину… И думает, это красиво!
– Это вам, мальчишкам, всё равно в чём ходить, – возразила Ёжка, – а девочкам надо наряжаться!
– У тебя наверху две точечки есть, они тебе идут. Зачем еще чего-то на себя вешать?
– Ты ничего не понимаешь, Ежик! Мне надо что-то особенное придумать, чтобы выглядеть эффектно!
– Как?.. – не расслышала Левая Обезьяна, – как выглядеть?
– Эффектно.
– Это как?
– Ну, круто, модно, прикольно, классно, потрясно…
– Во-о как!.. Я и не знала, – призадумалась Левая Обезьяна. – Может и мне яблоко на спину приделать?.. Или ананас? Это прикольно будет?
– Да нет, ты и так прикольная, – сказал Ежи, – можешь не париться.
– Парятся в бане, – сказал слонёнок, задумчиво прожёвывая очередной пальмовый лист. – У нас в Лесу ни одной бани нет. Всё равно в ней никто бы мыться не стал.
– Почему?
– Потомушта! В нашем Лесу только слоны привыкли мыться, остальные так и ходят грязные. Поэтому слоны самые чистоплотные звери на свете! Только мы не в бане моемся, а в реке. Поливаемся из хоботов.
– А мы? Мы тоже моемся! – закричал возмущённый Львёнок Лев. – Мы даже чаще моемся, чем слоны! По многу раз в день!
– Почему же я вас в реке ни разу не видел?
– А мы не в реке моемся!
– В бане? – уточнил слонёнок.
– И не в бане. Мы прямо в лесу моемся!
– Как это?
– Вот так, – сказал львёнок и показал, как именно он моется.
Все дети знают, как моются львы. Так же, как кошки – языком. Полижут себя по лапкам, потом лапкой по мордочке поводят, по бокам, по животу, потом задрав ногу, во всех остальных местах… Слонёнок с интересом изучил новый для себя способ умывания. Немного подумав и побубукав себе под нос (то есть, под хобот), он сказал:
– Нет, вы не моетесь… Вы просто вылизываетесь!
– А вот и нет, мы так моемся! Спроси кого хочешь. Хоть мою маму!
– Нет, спасибо, – сказал слонёнок. – Твою маму я потом спрошу, когда вырасту большой, как мой папа. Так будет спокойней.
– Ну ладно, вы тут разбирайтесь, а мы пошли, – сказал Ежик. – Мы еще не завтракали. Нам мама сегодня обещала сладких жуков.
– И кисленьких гусениц! – добавила Ёжка.
– Только чур нас больше не пинать, – сказал Ежи. 
– Даже после завтрака! – добавила сестра.
– Договорились! – сказала Левая Обезьяна. 
И ёжики ушли.
– А давайте тогда обычный мячик попинаем, – сказал Львёнок Лев, – раз уж с баклушами не вышло. Постучим по воротам.
– Чур я вратарь!.. – сказал слонёнок.

КАК ИГРАЛИ В ФУТБОЛ

На футбольной площадке было весело и шумно. Летал туда-сюда настоящий мячик (без колючек!), а за ним, толкаясь, пихаясь и покрикивая, носились игроки лесной футбольной команды «Парни копытные» в составе козлёнка Меки, телёнка Муки, поросёнка Хрюки и жеребёнка Гоги. А на воротах друг против друга стояли антилопа Гну и буйволёнок Мну. Так что, в команде были не только парни, но и девушка. Но тоже копытная.
Львёнок тут же выскочил на поляну и, никого ни о чём не спрашивая, помчался за красным мячиком. Копытные, увидев на поле постороннего, остановили игру и принялись перекидывать мячик друг другу. Львёнок бегал за ним, как котёнок за бантиком, но догнать не мог.
Зато слонёнок смог: он просто протянул свой хобот из-за спины телёнка Муки, крепко ухватил мячик и поднял вверх, так что достать его никто из игроков уже не мог.
– Можно мы с вами поиграем, пожалуйста? – спросил слонёнок, не отпуская мячика.
– А вы умеете? – спросил жеребенок Гога.
– Конечно умеем! – сказал львёнок. – Я по телеку сто раз видел, как в футбол играют!
– А я книжку читал, – сказал слонёнок. – Правила игры, всякие приёмы… И про вратаря – как ему правильно мячик отбивать – всё читал.
– Ну ладно, давайте попробуем, – согласился жеребёнок Гога. – Играем четыре на четыре. Львенок – за нас с Хрюкой, слонёнок – за Меку с Мукой.
– Давай Льва в нападении попробуем, – предложил поросёнок Хрюка.
– Да, да! Львы очень хорошо умеют нападать! – обрадовано сказал львёнок. – Особенно когда подрастут.
– А можно я буду вратарём? Спасибо, – предложил Потомушта.
– Точно, вратарём! – согласился козлёнок Мека. – Ты такой здоровенный!..
Слонёнок встал в ворота. Не сказать, что он был такой уж здоровенный – до папы с мамой (да и до дедушки!) ему пока было далеко, но он и правда был заметно крупнее буйволёнка Мну и загородил собой большую часть ворот. Чтобы отбить даже самый коварно пущенный мяч, ему было бы достаточно вовремя приподнять ногу или махнуть в нужную сторону хоботом. Оставалось проверить, сможет ли он это делать вовремя и в нужную сторону…
– А я?! – закричала Левая Обезьяна. – А меня?!
– А ты умеешь? – спросил поросёнок Хрюка. – Ты когда-нибудь играла?
– Играла! Много раз! В прятки играла, в салочки играла, в жмурки, в «стоп-земля»…
– А в футбол? Тебя кто-то учил в футбол играть?
– Меня не надо учить! – гордо сказала Левая Обезьяна. – Я сама всё умею!
– Хм-хм, – с сомнением хрюкнул поросёнок. – В любом случае, найди себе пару. В каждой команде игроков должно быть поровну.
– А нас две! Левая Обезьяна будет за вас, а Правая – за них!
– А ты какая?
– Я Левая.
– А Правая где?
– Сейчас придёт, через минутку. Можете пока начинать…
Начали. Буйволёнок не стал далеко отходить от ворот и остался в защите, а Мука с Мекой пошли в наступление. Хрюка с Гогой встретили их в центре поля, и завязалась борьба. Копытные парни сопели и толкались, и львёнок радостно бросился в эту кучу, распихал всех своими толстыми, но крепкими боками, отобрал мячик и погнал его к воротам противника, отмахиваясь от бегущих за ним игроков своим сильным хвостом с пушистой кисточкой на конце.
Львёнок приближался к воротам, в которых устроился Потомушта, а перед ним туда-сюда бегала Левая Обезьяна, задорно крича:
– Пас мне! Мне пас!
Львёнок послушался и не сильно, но точно послал ей мяч. Но вместо того, чтобы ударить по замечательному красному мячику, Левая Обезьяна вдруг схватила его руками и, ловко проскочив под животом слонёнка, забросила в сетку.
– Гол! Гол! Я забила! – закричала она.
– Ме-е-е-е!. Не считается!.. Му-у-у-у! Хватать нельзя!.. Бе-е-е-е! Руками нельзя, только ногами! – запротестовали Мека, Мука и Мну. Расстроенная Левая Обезьяна тут же оказалась Правой и с кислым видом побежала к противоположным воротам.
За игру руками был назначен штрафной удар. Мну разбежался и пробил, Мека подхватил мяч, и они с Мукой ринулись в атаку. Перепасовывая мяч друг другу, они сначала обвели Гогу, потом Хрюку, потом перекинули мяч через львёнка и побежали к воротам противника, где нетрепливо подпрыгивала Правая обезьяна, крича:
– А мне пас?.. Я же Правая, я тоже хочу забить!
Телёнок Мука отдал пас Козлёнку Меке, который подбежал уже к самым воротам. Ему под ноги бросилась защитница ворот – антилопа Гну. Но Мека ловко перекинул её, и красный мячик покатился в пустые ворота… И уже почти совсем закатился… Но тут с криком «Ща забью!..» с правого боку набежала Правая Обезьяна и изо всех сил пнула его ногой. Мячик полетел куда-то влево и пропал в кустах.
– Гол! Гол!! – закричала Правая Обезьяна.
– Никакой не гол! Ме-е-е… ми-и-и… мимо! Надо в ворота попасть, а не в кусты! – закричали Мука с Мекой. – Ну, чего ты влезла, мазила?! Мы уже почти забили, а ты!..
Обезьяна резко развернулась и побежала к другим воротам:
– Это Правая промазала! А я Левая!.. Ща забью!..
– Так в футбол не играют! – почти что хором прокричали все игроки команды «Парни копытные» и полезли в кусты искать мяч.
На поляне наступила тишина. Но ненадолго.
– Их голы почему-то считаются! А мои почему-то нет… Это неправильно!.. – правым голосом заскулила обезьяна.
Ей никто не ответил, раздавался только шорох в кустах.
– И меня тут всё время с Левой Обезьяной путают, – продолжала жаловаться Правая.
В ответ опять – шорох в кустах.
– Ну и ладно, ну и пусть! Я от вас ухожу! – решительно закончила Правая Обезьяна, на глазах изумлённой публики становясь Левой.
И ушла.
Слонёнок сказал своё «бубубу» и двинулся за ней. А за ним вразвалочку поскакал и Львёнок Лев. Поляна-футболяна опустела.
Через несколько секунд из кустов высунулась голова Хрюки. Повертев ею туда-сюда, поросёнок радостно хрюкнул:
– Ушла! Можно выходить!..
Опасливо оглядываясь по сторонам, футболисты принялись один за другим выбираться из кустов. И только убедившись в том, что обезьяна не собирается возвращаться, команда «Парни копытные» продолжила игру.

Часть 2

Ясным солнечным утром, когда Левая Обезьяна уже сделала зарядку, съела пяток бананов, закусила парочкой красных и парочкой зелёных яблок и запила всё это кокосовым молоком (яблоки и кокосы тоже росли на её необыкновенном дереве), прибежал львёнок и предложил немедленно куда-нибудь отправиться или затеять что-нибудь интересное прямо тут. Ну, там, клад найти… космический корабль построить… или в прятки сыграть…
Но вдвоём это всё устраивать было неинтересно, а слонёнок пока не пришёл.
Львёнок Лев раз пятьдесят оббежал вокруг дерева и раз двадцать глубоко вздохнул, а Потомушты всё не было!..
– Давай сами за ним сходим! – предложил, наконец, львёнок.
– Вдруг он ещё спит? – засомневалась Левая Обезьяна. – Мы же не будем его будить?
– Будем! – воскликнул львёнок. – Уже солнце – смотри, как высоко поднялось! Давно гулять пора, а он всё спит!
– А может он и не спит – просто забыл на прогулку выйти.
– Сейчас проверим!
Оказалось, что слонёнок не спит. И про гуляние вовсе не забыл. Просто у него сегодня с утра были занятия: пришла учительница музыки, обучавшая его игре на хоботе. Ведь бубнить себе под нос или протрубить что-нибудь резкое и громкое, может любой, кто удосужился обзавестись хоботом. А вот сыграть красивую мелодию… или джаз… или классику… или протрубить настоящий Зов Предков – это дело непростое, надо учиться!
И слонёнок учился. Левая Обезьяна с интересом слушала объяснения учительницы насчёт того, как правильно втягивать воздух, чтобы его хватило на длинную музыкальную фразу; как держать хобот, чтобы звук получался наиболее чистым и ярким; как извлекать (из хобота!) красивые и мелодичные звуки, вместо резких и грубых, которые получаются у всяких необученных слонят.
Обезьяна очень увлеклась и даже пробовала следовать советам учительницы: втягивала воздух полной грудью, старалась «дышать тёплым воздухом» и «извлекать шёлковый звук», но получалось у неё какое-то повизгивание и поскуливание, так что она быстро свои попытки прекратила. «Не всем дано!» – подумала она, имея в виду хобот.
Добавим от себя, что и хобота недостаточно: нужен талант!
Заодно учительница обучала слонёнка поведению на сцене. Музыкант, объясняла она, и особенно солист, должен выходить на сцену с достоинством, вежливо кланяться зрителям, приветствовать других музыкантов, изящно двигать хоботом и ни в коем случае не махать хвостом и не хлопать ушами…
Слониха-учительница была очень образованная, говорила много умных слов, от которых львёнок тут же устал и побежал осматривать Слоновью поляну.
Самое интересное, что он там обнаружил, – это бассейн. Слоны выкопали его, чтобы было, где отсидеться на случай жары или просто помыться, когда захочется.
Львёнок тут же решил проверить слоновий способ умывания и с разбегу прыгнул в воду. Тут же выяснилось, что намокнуть в бассейне, и правда, довольно легко. Можно и поплавать в своё удовольствие, и даже утонуть, если плавать не умеешь. А вот плавать и одновременно умываться никак не получается.
«Всё-таки лучше умываться не в воде, а на суше», – решил Львёнок Лев.
Особенно укрепился он в своём мнении, когда попытался вылезти на сушу. Бассейн был рассчитан не на львят, а на слонов, поэтому стенки его показались львёнку слишком высокими и слишком скользкими, на что он поначалу просто не обратил внимания. А глубина бассейна оказалась достаточной для того, чтобы уйти под воду целиком.
После нескольких попыток вылезти, львёнку стало немного страшновато. Он принялся колотить лапами по воде и закричал во весь голос:
– О-ёй-ёй! Спасите-помогите!..
Первой подоспела учительница музыки. Осторожно, чтобы перепуганный львёнок ненароком не поцарапал её ценный музыкальный хобот, она обхватила его вокруг живота и перенесла на сушу. Примерно так, как подъёмный кран снимает с грузового судна тяжёлый контейнер и ставит на берег.
– Ну что же вы, юноша, под ноги не смотрите! – укоризненно сказала учительница, стряхивая воду со своего музыкального хобота.
– Я всё время смотрю под ноги, – сказал Львёнок Лев, – но это не всегда помогает. Например, смотришь, смотришь под ноги, и тут – бац! – и стукаешься лбом о какой-нибудь сучок…
– Значит, учитесь во все стороны смотреть!
– А как? У меня же глаза не со всех сторон! Когда вправо смотрю, так слева что-нибудь – бац!.. А когда влево посмотрю, так справа что-нибудь – бух! И когда вверх смотрю, то в яму какую-нибудь – бултых!
– А вы учитесь чаще вертеть головой, юноша, – наставительно сказала учительница. – Вот так: вправо, влево, вверх, вниз! вправо, влево, вверх, вниз! – на счёт «раз и, два и, три и, четыре и»…
– Спасибо, я попробую! – сказал львёнок и тут же про это забыл. Потому что таким мудрым советам следуют только взрослые, а детям это неинтересно. Ну, подумаешь, застрял в дупле! Или в бассейн влез! Всегда кто-нибудь придёт и тебя спасёт. Или друзья или взрослые!
Многие дети тоже так думают. И даже некоторые взрослые дяденьки…
– Везёт же вам, слонам! – сказала на обратном пути Левая Обезьяна. – Всё у вас всегда с собой – и музыкальный инструмент, и подъёмный кран, и умывальник!..
– И спасательный круг, – добавил львёнок.
– Да, такие вот мы везучие! – подтвердил Потомушта. – И добрые. Всем помогаем…
– Ну, не знаю… – сказала обезьяна. – Эта учительница добрая, а вот мне рассказывали про одного дикого слона, так он целую деревню снёс, потому что ему что-то там не понравилось... Прибежал, стал хватать домики хоботом, раскачивать и на землю валить… Жители едва убежать успели!
– Ну и нечего было дразнить слона! Взрослые, они все опасные становятся, если их разозлить. Вон, у Льва тоже папа, если что, церемониться не станет, верно, Лев?
– Это да, – подтвердил львёнок, – к папе до обеда лучше не приставать… Зато после обеда он добрый: сразу спать ложится.

КТО ТАКОЙ БЕГЕМОТИК?

– Слушай, Обезьяна, а кто такой Бегемотик? – спросил Львёнок Лев.
– Ну, зверь такой. А что?
– А почему ты подумала, что Бегемотик это я? – поинтересовался Львёнок Лев.
– Я же не знала, кто ты на самом деле! Просто предположила.
– Нет, ну почему ты предположила именно этого Бегемотика, а не Кенгурёнка, например? Или Медвежонка, например? Или Муравьедика?
– Мне мама говорила, что если я буду есть слишком много бананов и мало двигаться, то стану толстая, как бегемот. Вот я и подумала, что он это ты. Ты же толстый!
– По-моему, я не толстый... По-моему, я нормальный. А что, эти бегемоты так на меня похожи?
– Откуда я знаю! Я их, не видела. Мама видела – они в Реке плавали.
– А пойдём на них посмотрим? Может, они мои родственники, а я и не знаю!.. Может, мы с ними подружимся!..
Слонёнок тоже заинтересовался этими бегемотиками, но немного с другой стороны.
– А они в реке просто плавали или мылись? – спросил он. – Если мылись, значит, они тоже чистоплотные, как слоны.
– Не знаю. Найдём, тогда и спросим…
И они отправились. Сначала дошли до ручья, но переходить не стали – свернули направо и пошли вдоль берега, потому что слонёнок в одной книге вычитал, что все ручьи впадают в реки, а все реки в моря… Впрочем, моря в Вечнозеленом Лесу не было, а вот река была – одна-единственная. Значит если идти вдоль ручья (обязательно по течению!), то непременно придешь к реке.
Книга не обманула: ручей и правда вывел их к реке, и они пошли по ее высокому берегу, стараясь угадать, кто там внизу бегемот, а кто нет.
Сначала в реке и на прилегающем к ней песчаном пляже обнаружилась толпа страшноватых клетчатых зверей. Они были такие длинные и плоские! Хвосты – как пилы! Головы узкие, пупырчатые! Глазки мелкие, а лапы толстые с острыми когтями. И очень большие рты с кучей очень – ну просто очень острых зубов!
А в воде плавали мелкие детишки этих зверей, с которыми, наверное, можно было во что-то поиграть. Если получится…
О том, что ничего не получится, первым узнал Львёнок Лев. Он немного не рассчитал своих движений и съехал с высокого берега по откосу вниз, на песчаный пляж. Тут же раздался хриплый клич предводителя этих клетчатых зверей:
– Крокодилы, в атаку! Еда пришла!
Вот тут все (и особенно львёнок) увидели, какие у этих зверей отличные зубы и как их много в каждом рту…
Немного испуганный львёнок (сильно испугаться он не мог, потому что он был очень храбрый!) стал карабкаться наверх, но всё время съезжал вниз вместе с очередной порцией песка.
– Крокодилы! В атаку! – снова прохрипел главный Крокодил. – Еда уходит!
И неизвестно ещё, чем бы дело кончилось, если бы слонёнок не вытянул свой дли-и-инный хобот, не ухватил львёнка за переднюю лапу и не потащил его наверх подальше от крокодильих зубов. А потом Правая Обезьяна ухватила львёнка за другую лапу, и тоже стала тащить его наверх. Так и вытащили.
– Я всё выяснил, – сказал львёнок, немного отдышавшись. – Это не бегемоты, это крокодилы!
– Я видел в одном мультике, как один такой крокодил чуть у одного слонёнка хобот не отгрыз, – сказал Потомушта. – Очень был страшный мультик…
– Всё, пошли отсюда! – скомандовала Правая Обезьяна.
Потом им попалась пара пляжей, где точно не было ни одного бегемотика – просто потому, что там жили не звери, а птицы: на первом – длинноногие розовые фламинго с кривыми клювами, а на втором – коротконогие, зато очень длинноклювые пеликаны.
Затем они дошли до пляжа, на котором толкались одни только копытные – антилопы, зебры, буйволы и кое-кто помельче. Они пили воду, одни – прямо с берега, а другие – зайдя в воду по колено, по грудь или по шею. Бегемотиков среди них тоже не было.
– Гляди-ка, Потомушта! – сказала Левая Обезьяна. – Ты говорил, что только слоны в реке моются. А копытные, оказывается, тоже моются!
– Они не моются! – возразил слонёнок. – Они пьют. Это же совсем другое дело.
– Ну, вон же, смотри – влезли в воду и купаются, – всё ещё сомневалась Левая Обезьяна.
– Им всем на берегу места не хватает. Кому не хватило, те лезут в воду и там уже пьют. А кому на берегу место есть, те в воду не лезут. Вывод однозначный, как говорит мой папа: они там не ради чистоты, а ради питья.
– А вы что, воды не пьёте?
– Пьём: набираем в хобот, а потом в рот переправляем.
– А когда моетесь?
– Набираем в хобот, а потом поливаемся.
– Весело у вас!
– И чистоплотно!
По следующему пляжу, отделенному от других высокими кучами булыжников и песка, вперевалочку ходил всего один зверёк, который зато отлично подходил под описание: довольно крупный, толстенький и кругленький, как ствол поваленного дерева. Впрочем, был он там не совсем один: в воде, выставив наружу одни только глаза, сидела его мама.
– Эй, зверёк! – крикнул львёнок. – Тебя как зовут?
Зверёк остановился и поднял вверх свою толстую-претолстую голову. Потом приоткрыл свой ну очень большой рот, но так ничего и не ответил, только слегка похрюкал.
– Он наверно Поросёнок, – предположила Левая Обезьяна.
– Нет, не поросёнок, – возразил Потомушта. – Помнишь, футболиста Хрюку? Разве он такой?
– Эй, ты там!.. Тебя как зовут?! – продолжал допытываться львёнок.
Зверёк ещё шире открыл рот, который уже хотелось называть не ртом, а пастью, хотя больше он был похож на открытый чемодан с зубами (если вы видели такие чемоданы, вы меня поймёте, а если не видели, поверьте на слово – лезть в такой чемодан никто по своей воле не станет!). И опять кроме похрюкивания они не услышали ничего определенного.
Тогда в переговоры вступил вежливый слонёнок, который привык всё делать по правилам. Сначала он поздоровался, потом представился сам и представил своих друзей, а уже потом сказал:
– Мы просто хотели узнать, ты бегемотик или нет? Как тебя зовут?
Только после этого толстячок наконец ответил.
– Я не бегемотик, я бегемот! А зовут меня Гиппопотут! Мы, бегемоты, самые сильные в Лесу!
– А вот и нет, – возразил слонёнок, сразу растеряв всю свою вежливость. – Самые сильные мы, слоны!
– Нет, мы! – возразил Гиппопотут.
– Нет, мы! – стоял на своём слонёнок.
– А давайте вы сейчас поборетесь! – обрадовался Львёнок Лев. – И мы узнаем, кто в нашем лесу самый сильный!
– Давай поборемся! Спускайся! – сказал Гиппопотут и снова грозно разинул свой чемодан с зубами.
Но едва слонёнок попытался спуститься по склону вниз, как из воды с решительным видом стала выдвигаться страшноватая и великоватая бегемотикова мама.
– Стой! Не надо туда спускаться! – остановила его Правая Обезьяна. – Его мама возражает!
Слонёнок и сам уже передумал спускаться.
– Твоя мама, кажется, не хочет, чтобы мы заходили на вашу территорию, – сказал он. – А давай ты сам к нам поднимешься и мы тут с тобой поборемся?
– Мне мама не разрешает наверх лазить, – отвечал Гиппопотут. – Мы всегда живём на берегу и в реке. А к вам в лес не ходим.
– Ну, тогда ничья! – решила Правая Обезьяна, развернулась и пошла домой, а за ней потянулись и её друзья.
– Мы оба самые сильные! – на прощанье воскликнул слонёнок. – Привет маме!
По результатам путешествия у Левой Обезьяны возникли три важных мысли.
– Оказывается, ты вовсе не толстый! – сказала она львёнку. – Вот Гиппопотут, он действительно…
– Да-да! Я стройный! И очень мускулистый! – обрадовался Львёнок Лев.
– Почти стройный, – сказала обезьяна, – и почти совсем мускулистый.
Вторая ее мысль была про то, кто в Лесу самый чистоплотный:
– Слушай, Потомушта, а бегемоты, оказывается, тоже моются! Они воду не пьют, а сидят в ней! Даже больше, чем слоны!
– Ну и что, что сидят?! – не согласился слонёнок. – Они же не умываются! Река сама их моет, а то бы они бы грязные ходили! Нет, слоны в Лесу самые чистоплотные…
А какая была третья важная мысль, обезьяна забыла, пока обсуждала первые две. И я, честно говоря, тоже забыл…
Ну, извините…

СПЯТ УСТАЛЫЕ ЗВЕРЮШКИ

В тот день Львёнок Лев, как всегда, прибежал к дому обезьяны, чтобы встретиться с друзьями и скорей во что-нибудь поиграть. Но прибежал не как обычно, а намного раньше обычного. Дело в том, что накануне они с обезьяной и ребятами из команды «Парни копытные» до темноты играли в салки-догонялки. При этом львёнок так набегался, что сразу после ужина завалился спать. А потому и проснулся совсем рано – солнце едва взошло… Вскочил бодрый, съел всё, что мама приготовила ему на завтрак, и побежал гулять.
На Большом Дереве не было видно ни Левой Обезьяны, ни Правой. Львёнок несколько раз обошёл вокруг дерева и внимательно осмотрел всё, что можно было осмотреть, но так никого и не увидел. Зато кое-что услышал: сверху доносилось равномерное сопение, как будто там кто-то спит… Но как же там кто-то может спать, когда уже утро и хочется во что-нибудь поиграть!
Львёнок поднялся на задние лапы и принялся барабанить по стволу дерева, подпевая в ритм:
– Обезьяна, выходи! Лев пришёл, пошли гулять!
Тишина, сопение, нет ответа.
– Обезьяна, выходи! Лев пришёл, пошли гулять!
Сопение прекратилось, но никто так ничего и не ответил.
– Обезьяна, выходи! Лев пришёл, пошли гулять!
Вот тут закачались ветки, зашелестели листья и наружу, зевая и почёсываясь, вылезла Обезьяна. Но не Левая, любительница поразвлечься и повеселиться, а почему-то Правая, такая кислая и сонная. Потирая глаза, Правая сказала:
– Не стучи. Не выйду. Спа-а-ать хочу… – и длинно зевнула.
– Почему? – удивился львёнок, который спать совершенно не хотел.
– Потому что, – объяснила Правая Обезьяна и, не дожидаясь ответа, уползла на спальную ветку досматривать сны.
И пока львёнок раздумывал над тем, отчего это его спутали со слонёнком Потомуштой и как бы ему вызвать именно Левую обезьяну, а не Правую, с дерева донеслось то же мерное посапывание.
Львёнок попытался было влезть на дерево, чтобы отыскать там Левую Обезьяну (при этом не потревожив Правую), но вскоре понял, что лазать по деревьям у него не получается. Вроде дело нехитрое – вон, обезьяна в два счёта залезает и слезает, а у львёнка почему-то плохо получается.
А если бы даже и получилось! Как потом слезать?! Один раз он уже залезал на дерево! Потом пришлось слоном вынимать!.. Не-е-ет, не львиное это дело по веткам скакать…
Львёнок развернулся и побежал искать, чем бы ещё заняться.
Потом, когда солнце поднялось уже достаточно высоко, к Большому Дереву подошёл слонёнок Потомушта и тоже стал высматривать какую-нибудь (лучше Левую) обезьяну. И тоже не нашёл. Но он даже не пытался влезть на Большое Дерево, а просто поднял с земли крепкий сучок и постучал им по стволу.
На стук, позёвывая, выползла сонная обезьяна и сказала:
– Смотри, как странно! Я Левая Обезьяна, а сплю всегда на правом боку! А Правая Обезьяна спит на левом боку!
Слонёнок немного подумал и сказал:
– Баку – это город, столица республики Азербайджан. На городе спать нельзя!
– Это тебе нельзя, а нам можно!.. – сказала Левая Обезьяна, протирая глаза. – Слушай, а как же ты тогда спишь?
– Я уже большой, – гордо сказал слонёнок. – Я сплю стоя.
– Молодец! – сказала обезьяна, срывая с ветки банан и приступая к завтраку.
А слонёнок стоял и ждал. Через некоторое время у него в голове зачесался новый вопрос, и он его немедленно задал:
– А вот интересно, как спит львёнок?
– Не знаю, – сказала Левая Обезьяна.
– Кто тут сказал «львёнок»? – тут же отозвался львёнок, вбегая на поляну откуда-то сбоку. – Вы что-то про меня спросить хотели? Спрашивайте!
– Мы хотели узнать, на каком боку ты спишь – сказала Левая Обезьяна. – Вот Правая Обезьяна спит на левом боку, я – на правом, слонёнок стоя. А ты?..
– А-а-а… я сам точно не знаю, – смутился львёнок. – Вечером всегда ложусь на живот – лапы вперёд, хвост назад, как мама учила. А утром просыпаюсь то на левом боку, то на правом. Кто-то меня ночью переворачивает. Может, мама?..
– А может ты сам?
– Как я могу сам себя переворачивать! Я же сплю! Я когда сплю, то сны смотрю, а делать ничего не могу.
– А может это Барабашка? – предположила Левая Обезьяна, на минуточку прекратив завтрак.
– Да, Барабашка может… – согласился львёнок. – Она такая!
– Какая? – заинтересовался Потомушта.
– Хитрая! Она у нас иногда вещи прячет, – объяснил львёнок Лев. – Вот вилку, например… Была-была вилка, а потом – бац! – и нет нигде! Или подкрадётся и незаметно мамин завтрак съест, хотя папа его точно не ел! Или уронит что-нибудь, разобьёт какую-нибудь чашку – специально, чтобы все на меня подумали!
Обезьяне стало жалко бедного львёнка, которому достаётся за безобразницу Барабашку. А слонёнок размышлял о том, зачем эта Барабашка переворачивает спящих львят на другой бок: чтобы нарочно их запутать или просто балуется?
Подумал и решил: всё может быть. Барабашки – они такие странные! То одно учудят, то другое, а никто их так и не видел…

НЕ СОВСЕМ БАРАБАШКА

В это время на полянке обнаружился незнакомый барашек. Точнее, поскольку на голове барашка был венок из ромашек, можно было догадаться, что это не барашек, а овечка. Так мы и будем ее называть.
Овечка остановилась неподалёку от обезьяньего дерева, сорвала травинку и принялась её жевать.
– Здравствуй, овечка! – сказал вежливый слонёнок. – Я слон, меня зовут Потомушта. А тебя?
Овечка перестала жевать и хитро прищурившись, сказала:
– Вот тебе загадка: мой папа Баран, а мама Овца. Но меня зовут не так, как маму и не так как папу. Кто я?
– Баранка? – догадалась Левая Обезьяна.
– Холодно…
– Барашка? – предположил слонёнок.
– Теплее…
– Барабашка?! – изумился Львёнок Лев.
– Горячо! Почти угадали. Я Бушка-Барашка! А друзья зовут меня просто Бушка. Или просто Барашка.
– Ну, тогда и мы тебя будем так называть.
– А вы друзья?
– Конечно, – закивала головой Левая Обезьяна. – Мы с львёнком и слонёнком давно дружим. Можем и с тобой.
– Ну, ладно, тогда можете иногда называть меня Бушкой. Или Барашкой, как вам удобнее. А Барабашкой меня обзывает только один вредный ягнёнок. Всё время дразнится. И за кудряшки дёргает.
Львёнок заинтересовался:
– А может он прав? Может, ты и правда Барабашка? Это ты у нас вилку утащила? И мою чашку разбила, чтобы все на меня подумали?..
– Ты чего, совсем ку-ку? – удивилась Барашка. – Как я могу у львов чего-то утащить! Вы же хищники, мы, копытные, вас боимся.
– И меня?
– Тебя нет. Ты пока что не хищный – ты маленький. А как вырастешь, будем бояться.
– Но на другой бок точно не ты меня ночью переворачиваешь?
– Точно. Я ночью и сама не ворочаюсь, и других не ворочаю. Я ночью сплю.
– Странно. Кто же меня ворочает? – продолжал сомневаться львёнок.
– Может, всё-таки Барабашка? – снова предположила Левая Обезьяна. – Только не Бушка-Барашка, которую дразнят Барабашка, а настоящий чебурашка под названьем Барабашка!
– Что-то ты стихами заговорила, обезьяна! – заметил слонёнок.
– Это со мной бывает. Я не нарочно… А кстати, Бушка, а ты, не знаешь, где живёт настоящая Барабашка? – ну, та, которая у львёнка чашку разбила и вилку украла?..
– В Тёмном Лесу…
– Где-где?!
– В Тёмном Лесу. Мне бабушка рассказывала, что на обратной стороне нашего Леса есть другой, Тёмный Лес. Там живут всякие нехорошие звери. У них даже малыши злые! Иногда они пробираются в наш Лес и утаскивают детей, которые не хотят засыпать вовремя. Или подменяют хороших детей плохими, непослушными и вредными… И всякие другие гадости делают…
– Как это – на обратной стороне? – удивился львёнок.
– Не знаю, так бабушка сказала.
– А какие там звери, бабушка тебе не говорила?
– Может и говорила, но мне в этом месте всегда очень страшно становится, и я сразу засыпаю. Чтобы меня тоже не украли…
Вопрос с настоящей Барабашкой (которая ворует по мелочам), а также с другими страшилами из Тёмного Леса, про которых рассказывали гораздо более страшные истории, так и остался не прояснённым.
До поры до времени…
КТО ДАЛЬШЕ ПРЫГНЕТ?

– Ладно, хватит уже про ужасы! Давайте про что-нибудь весёлое! – сказала Левая Обезьяна.
– Чур, я про весёлое!.. – воскликнул Львёнок Лев. – Пока вы тут все спали неизвестно сколько, я нашёл одну полянку, где живут самые прыгучие звери – кенгуру.
– Это Кенгуралия, – сказал начитанный слонёнок. – Она расположена в Южной части Вечнозеленого Леса…
– Эти кенгуры… то есть, кенгуру… Они так классно прыгают! – продолжал львёнок, не дослушав лекцию Потомушты. – У них ноги прям как лыжи! Тут разбежится и – бабах! – летит во-о-он туда!
– Кенгуру – сумчатые животные, – продолжил было свою лекцию слонёнок. Но тут же сбился и просто сказал:
– Им в магазин сумки брать не надо, у них сумка к животу приделана.
– Вот и неправда, – возразила Бушка-Барашка. – У них в сумках кенгурёныши сидят. Мне мама говорила: «Ты такая неугомонная, всё время от меня куда-то уходишь! Посадить бы тебя в сумку, как кенгурёнка!..» А если в сумке продукты лежат, куда детёныша девать? Он же пешком от магазина не пойдёт! Они такие крошечные, эти кенгуряточки!..
– Некоторые вовсе не крошечные, – возразил львёнок. – Я видел: сидит весь такой важный, взрослый… А чуть что – прыг к мамке в сумку и всё – мне чурики, я в домике!..
– Но прыгают они отлично, – сказал слонёнок.
– А у нас лучше всех прыгают зайцы, – сказала овечка. – У них тоже ноги как лыжи.
Слонёнок тут же переключился на любимую тему и принялся размышлять, кто дальше прыгнет – Заяц или Кенгуру. Ответа на этот сложный вопрос никто из друзей не знал, потому как соревнований подобных никто в Лесу пока не устраивал.
– А давайте устроим! – предложила Левая Обезьяна. – Пригласим каких-нибудь зайчат, пойдём с ними в Кенгуралию, и пусть они там прыгают с кенгурятами, а мы померяем, кто дальше улетел!
– Не выйдет, – сказала овечка, – зайцы все сидят в своём Зайцбурге за высоким забором. Редко-редко оттуда нос высовывают…
– Почему? Они что трусишки все?
– Нет, просто рядом с их поляной есть несколько очень опасных мест. Опасных для зайцев… Например, Лисичинск, Волково и ещё Собаково. Так что, вряд ли какой-то заяц, тем более зайчонок, захочет с вами пойти.
– А у меня на спине поехать захочет? – спросил Потомушта.
– Тоже вряд ли. Там у ворот пограничники стоят, зайчат не выпускают.
– Тогда мы сделаем наоборот, – сказал Львёнок Лев, – пойдём сначала в Кенгуралию, позовём кенгурёнка, а соревнование устроим в Зайцбурге!
– Они же сумчатые! Их мама пешком не отпустит, – сказала Левая Обезьяна.
Все призадумались. Обезьяна – о том, где бы взять сумку для кенгурёнка, овечка – о том, чтобы тут ещё пожевать – листик или травинку, а львёнок – о том, когда уже они, наконец, отправятся в очередное весёлое путешествие…
Особенно глубоко призадумался слонёнок Потомушта: забубубукал на полную громкость, а потом говорит:
– Я всё придумал! Мы устроим заочные соревнования по прыжкам в длину!
– За какие «очные»? – не поняла обезьяна.
– Не очные, а заочные. Это когда одни тут прыгают, другие там, а мы измеряем, кто дальше улетел и объявляем чемпиона, – объяснил слонёнок. – Мы же не боимся Собаково?
– Мы даже Кошково не боимся! – сказал храбрый Львёнок Лев, хотя никакого Кошково в Вечнозелёном Лесу не было. Не живут кошки в лесу!
– А я вот Собаково не боюсь, даже Лисичинск не боюсь, а Волково боюсь, – заблеяла Бушка-Барашка. – Меня там кто-нибудь утащит.
– А давай я тебя на спине повезу! Они не достанут! – предложил слонёнок.
– Нееееееет! Я упаду! – ещё громче заблеяла овечка. – Всё, пока-пока! Мне ещё обедать надо, а это долго! Знаете, сколько овцы обедают, пока наедятся?! Часа два! Или даже четыре! А потом сразу ужин…
Последние слова донеслись уже из кустов, где Бушка-Барашка принялась пережёвывать все попадающиеся на её пути листья и травинки.
КЕНГУРАЛИЯ

На краю обширной поляны, которую в Лесу называли Кенгуралией, толкалась группа мохнатых рыжих тётенек с большими, как лыжи, ногами и с тёплыми меховыми сумками на животах. Из сумок торчали уши и носы мелких кенгурят. Мамочки делились друг с другом важными познаниями о том, как правильно воспитывать детей, какие листики полезно жевать молодой маме, а каких стоит избегать, и о том, какие передачи на этой неделе стоит посмотреть по Лесному ТВ.
Малышня в сумках вертела головами, стараясь разглядеть, чем занимаются ребята постарше. Каждый малыш с нетерпением ждал того счастливого момента, когда ему наконец разрешат скакать по поляне в своё удовольствие и общаться с друзьями, вместо того чтобы сидеть в надоевшей сумке и слушать про то, что «Доктор Мышелова говорит, что листья эвкалипта в больших количествах способны привести к потолстению и сокращению прыгательной активности»…
А по усыпанной песком волейбольной площадке бегали кенгурята среднего возраста из команды «Звёзды Сумчатые». Между двумя деревцами была натянута лиана, над ней и летал туда-сюда лёгкий волейбольный мячик.
Даже у не вполне взрослых кенгурят ноги были мощные, как лыжи, зато ручки оказались, хоть и цепкие, но маленькие, поэтому не у всех кенгурят получалось отбивать летящий мячик и точно передавать его товарищу по команде. Но на то и тренировка, чтобы учиться тому, чего пока не умеешь. Заодно, натренировав руки в волейболе, кенгурята могли более успешно выступать в самом популярном в Кенгуралии виде спорта – в боксе. Точнее, в кенгбоксинге, как его называли все кенгуру.
– Привет, ребята! – закричал львёнок.
– Мы уже здоровались! – ворчливо отозвался один из кенгурят по кличке Судейка. Утром они со львёнком немного поругались. Даже и не поругались, а так, поспорили… Даже и не поспорили, а так, обсудили кое-что…
Дело в том, что львёнок, как обычно, вступил в игру никого не спросив – просто кинулся ловить мячик. Вдобавок к этому, он ещё и спутал волейбол с футболом и вместо того, чтобы этот мячик подкидывать и перебрасывать через лиану, принялся радостно гонять его по земле и обводить немного обалдевших волейболистов. Одного львёнок никак не мог понять: где же тут ворота, в которые он должен этот мячик закатить…
Собственно, сами игроки – Бега, Прыга и Скока, а также их соперники – Разбега, Перепрыга и Подскока – тоже были не против на время переключиться с волейбола на футбол. А вот Судейка, сидевший на высокой куче песка и исполнявший роль одновременно судьи и тренера, очень возмутился и принялся львёнка выгонять, крича: «Ты не умеешь!.. Ты нам мешаешь!.. Волейбол только для кенгуру!..» и другую чепуху.
В ответ львёнок слегка зарычал и немного оскалился – совсем чуть-чуть. Судейка тут же растерял всю свою важность, быстро-быстро поскакал к своей маме, втиснулся в ее сумку и затих.
Вот так оно и было утром. Никто никого не укусил, просто чуток поспорили…
Познакомив кенгурят со своими друзьями, Львёнок Лев рассказал им о том, какое они задумали соревнование.
– А кто эти зайцы? – заинтересовался Судейка.
– У них своя поляна, называется Зайцбург. Одна знакомая овечка рассказывала, что они все очень здорово прыгают, вот мы и решили померить, кто у нас в Лесу чемпионы – вы или они.
– Конечно, мы! – гордо сказал Судейка. – А как вы будете мерить?
Слонёнок, обезьяна и львёнок посмотрели друг на друга – как-то они на эту тему подумать забыли.
Раздалось некоторое (впрочем, совсем коротенькое) «бубубу», а потом слонёнок предложил:
– Будем мерить шагами.
Все тут же согласились, что это самый удобный способ, и занялись подготовкой к соревнованию. Левая Обезьяна воткнула в землю веточку и сказала:
– Прыгать надо от этой ветки – вон туда. Там мы поставим судью, он будет втыкать веточку туда, куда долетит прыгун.
– Чур, я судья, – обрадовался Судейка и поскакал туда, куда будут приземляться прыгуны.
– Втыкай ветку там, где будет отпечаток пятки, – посоветовала обезьяна. – По самой ближней точке.
– А хвост учитывать?
– А-а-а, точно! У вас же хвост!.. Да, учитывать!
– Эй, ребята, – крикнул Судейка своим друзьям (всё-таки он был не только судья, но и тренер). – В прыжке хвост подберите, чтобы он раньше времени земли не коснулся, а то вам мало шагов насчитают!
Прыга, Бега, Скока, Подскока, Перебега и Перепрыга немного потренировались подбирать хвост в прыжке, а потом соревнования начались.
Кенгурята прыгали, а Судейка втыкал веточки под строгим присмотром Правой Обезьяны. Потому что всё должно быть честно!
– Да, здорово вы прыгаете! – восхитился львёнок. – Вообще-то львы тоже хорошо прыгают, но вы намного дальше!..
А потом на линию встал Потомушта и пошёл от стартовой веточки к веточками приземления, считая шаги. Самый длинный прыжок оказался на пятнадцать шагов. Самый короткий – на двенадцать.
– Лучший результат показал Перепрыга: пятнадцать шагов, – объявил Судейка. – Собираемся возле тренера для получения новых указаний!
– Ну, всё пока! – сказал львёнок. – Мы пошли в Зайцбург.
– Пока! Пока! – закричали кенгурята. – И не забудьте потом к нам придти и рассказать, как там эти зайцы прыгают. Мы-то точно лучше прыгаем, но просто интересно…
– Обязательно зайдём и всё расскажем, – пообещал львёнок.
ГОРОД-КРЕПОСТЬ ЗАЙЦБУРГ

Заячья поляна располагалась на севере Вечнозелёного Леса, между полянками Лисичинск, Волково, Собаково, Медведево и Бобрищи. И хотя с бобрами зайцы жили вполне мирно, с медведями и собаками – более или менее мирно, зато с другими соседями – волками и особенно лисами – общаться отказывались. А ведь волки (и особенно лисы!) очень-очень хотели с ними общаться и даже сладко облизывались, рассказывая о том, как хорошо было бы иметь открытые границы, свободно ходить друг к другу в гости, когда захочется поесть… ну, то есть, пообщаться…
Но странные зайцы в их доброту почему-то не верили и превратили свою поляну в настоящую крепость. В древнейшие времена, когда город ещё носил гордое название Зай-Цянь, мудрый правитель по имени Зай-Цын приказал окружить город Великой Стеной и посторонних внутрь не пускать. Выстроили, конечно, не стену, а деревянный забор – со строительством очень помогли соседи из Бобрищ. А на охрану ворот поставили самых крепких зайцев, вооружив их острыми пиками, также изготовленными в Бобрищах тамошними зубастыми специалистами по обработке древесины.
С тех пор прошло много времени. Жители Вечнозелёного Леса перестали поедать друг друга (плодов колбасного дерева хватало на всех), а город из Зай-Цяня переименовали сначала в Дедмазайцево (в честь знаменитого на весь мир спасателя зайцев – дедушки Мазая), а потом еще и в Зайцбург, и управлять городком вместо верховного правителя стал мэр, которого выбирали на общем собрании зайцев.
Но как бы ни назывался городок и кто бы им ни управлял, ворота держали на замке. Всякого, кто желал попасть в город, погран-зайцы сначала внимательно осматривали (вдруг он волк, переодетый в овечью шкуру?!), потом опрашивали (вдруг он всё врёт?!) и даже немного обнюхивали (вдруг у него с собой бомба?!), и только если приходили к выводу, что гость не опасный, оружия и взрывчатки при себе не имеет, открывали ворота и впускали внутрь.
Что самое удивительное, через ворота не пропускали даже совершенно неопасных малышей с соседних полянок – лисят, волчат, медвежат и даже щенков!
Впрочем, детишкам ходить через ворота и не требовалось: когда возникало желание поиграть с зайчатами, они просто пролезали под забором. Зайчата быстро бегали, отлично прыгали, умели мастерски путать следы и ловко прятаться, а лисята, волчата и щенки пытались их догнать, отыскивали в дуплах и подземных норах. При этом всем было весело и никто никого не обижал.
Ну, а когда волчата, лисята и щенки подрастали настолько, что игра могла ненароком перейти уже в настоящую охоту (само слово «охота» в Зайцбурге под запретом ещё со времен мудрого правителя Зай-Цына), как-то само собой оказывалось, что в дырки под Великой Стеной они уже не пролезали, так что проблема решалась сама собой.
Зайцы постоянно обсуждали вопрос о необходимости заделать дыры под забором – и на Втором Общезаячьем Сходе обсуждали, и на Седьмом обсуждали, и на Двадцатом и на всех остальных, и даже вроде бы и заделывали – то ли пять, то ли двести пять лет тому назад. Потом ещё раз заделывали, и ещё… Но малыши прокапывали новые проходы и всё равно приходили играть к соседям.
И вообще, кому плохо, если детям весело?
Обезьяна, слонёнок и львёнок подошли к воротам, с удивлением поглядывая на Великую Стену. Прежде они такого не видели. На все остальные поляны Вечнозеленого Леса вход свободный.
Постучали. Открылось маленькое окошко, в нём появился черный глаз дежурного погран-зайца, потом его же розовый нос, а потом и рот. Глаз – осмотрел, нос – понюхал, а рот строго спросил:
– Ваше имя? Цель визита? Документы?
Зверята представились, в качестве цели указали проведение международных соревнований по прыжкам в длину, а в качестве документов львёнок предъявил мамины надписи у себя за ушами, слонёнок – хобот, а обезьяна – доброжелательную улыбку.
Окошко закрылось, и погран-зайцы принялись обсуждать необычных гостей откуда-то с окраин Вечнозелёного Леса (жители Зайцбурга, очень редко выходившие наружу, полагали, что именно их крепость стоит в самом центре Леса).
Через некоторое время ворота заскрипели и открылись. Старший погран-заяц отдал честь и сказал:
– Приветствуем вас на территории Зайцбурга! Желаем успешного проведения соревнований!
На детской площадке было шумно и весело. Зайчата самых разных размеров бегали наперегонки, прыгали друг через друга, раскачивались на качелях, а несколько самых ловких кувыркались на батуте. Среди сереньких зайчат можно было заметить и рыжих лисят, и темных волчат, и пятнистых щенков, бегавших и прыгавших вместе со всеми. Один отважный черный таксик даже не побоялся влезть вместе с зайцами на батут и теперь, радостно визжа, взлетал и падал, расставив лапы в стороны и крутя хвостом для равновесия. Вислые уши таксика развевались, как флаги на ветру.
Сразу стало понятно, что начальников и командиров тут нет, к кому обращаться – непонятно. Зверята носились туда-сюда, смеялись, прыгали и галдели…
– Ужас-ужас-суматоха!.. – растерянно сказала Левая Обезьяна.
Не растерялся слонёнок. Он встал посередине площадки, поднял хобот и громко затрубил:
– Бу-бу-бу, бу-бу! Ту-ру-ру, ту-ту! Начинается соревнование по прыжкам в длину! Зайцы будут (ту-ру-ру!) состязаться с кенгуру!
Шум тут же утих. Зайчата столпились возле слонёнка, удивлённо глядя на незнакомого зверя с таким удивительным носом.
– Это ты, что ли, Кенгуру?! – спросил кто-то из зайчат.
– Нет, – честно ответил Потомушта.
– Ты? – обратился зайчонок к львёнку.
– Не, не я, – помотал головой Лев.
– И не я! – воскликнула Левая Обезьяна, не дожидаясь вопроса. – Кенгуряток мамы не пускают так далеко ходить. Но мы всё померили и знаем, как далеко они прыгают. А теперь вас померяем и узнаем, кто дальше прыгает!
Снова запаслись веточками для втыкания в землю. Зайчата выстроились в очередь, чтобы доказать всему миру: зайцы самые прыткие!
Лучший результат показал заяц по имени Прыгскок, применивший очень необычный стиль прыжка. Он отбежал не назад, как обычно делают прыгуны, а вбок, а потом, разбежавшись, скакнул вправо!
– Мой папа всегда так делает, когда за ним гонятся, – гордо пояснил он. – Бежит, бежит, потом – прыг вбок! – и побежал в другую сторону! И пока лиса сообразит, куда заяц прыгнул, его уже и в помине нет. Вот такие мы, зайцы, умелые бегуны и прыгуны!
О том, зачем лисе гнаться за зайцем, а зайцу убегать от лисы, он не пояснил. «Наверное, игры у них такие», – подумала Левая Обезьяна.
– Чур, теперь я меряю! – закричал Львёнок Лев. Спорить никто не стал, и львёнок пошёл от стартовой веточки к веточке с лучшим результатом Прыгскока, считая шаги.
Что самое интересное, шагов насчитали столько же, сколько было и в Кенгуралии – пятнадцать!
– Ничья! – закричал Львёнок Лев. – Чемпионами Вечнозелёного Леса по прыжкам в длину объявляются Кенгуру и Зайцы! Ура!
– Ура!!! – закричали все зайчата, а заодно лисята, волчата и щенята, с интересом следившие за ходом состязаний. 
– Зайцы самые прыткие! Маза-а-ай!!!
НАУКОЕМКОЕ ПРОИЗВОДСТВО МОРКОВКИ И КАПУСТКИ

– Слушай, Прыгскок! А что вы тут едите, если за ворота никогда не выходите? – спросила Левая Обезьяна. – Как это вы до сих пор всю траву не съели?
– Мы не едим траву, – отвечал зайчонок, – мы капустку едим и морковку… Они намного питательнее и вкуснее.
Левая Обезьяна очень заинтересовалась.
– А откуда вы берёте капустку и морковку?
– Они у нас на грядках растут.
Тут уже заинтересовался слонёнок:
– Так вы тоже выращиваете еду на грядках?! А я читал в одной книжке, что в нашем Лесу еду выращивают только на фабрике по производству еды – на Ферме.
– Ты, наверное, невнимательно читал! Зайцы выращивают еду уже тысячу лет! У нас очень древняя культура – нам учитель объяснял. Пока другие звери просто так по лесу бегали и друг друга ели, мы на нашей поляне развивали наукоЕмкое производство.
– Какое-какое?
– НаукоЕмкое! Сначала наука, а уж потом ем!
– А-а-а…
– Вот там слева у нас грядки для морковки, а справа грядки для капустки. Мы используем искусственное… это, как его… потрошение…
– Орошение, – поправил Потомушта.
– Я так и сказал: порошение. Видите, нашими великими предками прокопаны каналы – от реки прямо к грядкам. Когда нужно морковку полить, дежурный заяц поднимает вот эту заслонку и пускает воду на левую грядку, а когда капусту, – поднимает вон ту. Ну и ещё у нас всякие убобрения используются для повышения урожая.
– А что это – убобрения?
– Ну… я точно не знаю. Бобры их привозят в мешках, а потом мы ими посыпаем грядки. Тогда еда лучше растёт.
– Здорово, – восхитился львёнок. – А можно нам попробовать вашу еду? 
– Можно, – сказал зайчонок. – Мы выращиваем так много морковки и капустки, что даже излишки остаются. Их у нас берут кабаны из Свинска и бобры из Бобрищ.
Прыгскок рассказал и о том, что в Зайцбурге не просто выращивают морковку и капустку, но и выводят новые, самые вкусные сорта.
– Наша морковка – чемпионка по вкусности и сладкости! А капустка – чемпионка по питательности и по размеру!
– Что, больше чем тыква?! – заинтересовался слонёнок. – Как бы это померить?..
– Мерить не будем, хватит! – строго сказала Правая Обезьяна. – Ничья!
Подошли к левой грядке. Зайчонок выдернул несколько морковок и предложил Левой Обезьяне, Потомуште и Львёнку Льву. Обезьяна взяла одну морковку, прополоскала в поливочном ручейке и попробовала.
Пожевала.
Подумала.
Взяла ещё. Помыла, съела.
Потом ещё.
И ещё.
А потом уже нечего стало брать… Слонёнок тоже попробовал морковку. С первого раза как-то не распробовал – попросил добавки. А львёнок подозрительно обнюхал морковку, брезгливо стряхивая с неё песок, и пробовать наотрез отказался.
– Ну, тогда я съем, – сказала Левая Обезьяна, схватила морковку и побежала её мыть. Вернулась уже с пустыми руками.
– Это самый вкусный сорт морковок, он называется Зайчонок-Ешь, – объяснил Прыгскок. – Её вывел ещё сто лет назад великий огородовод Зайчурин…
Пошли ко второй грядке.
– Зайцы очень заботятся о качестве продуктов, – продолжал рассказывать Прыгскок. – Наши дежурные пробуют каждую морковку, прежде чем подавать её на стол остальным зайцам.
– Я бы тоже подежурила… – облизнулась Левая Обезьяна. – Понадкусываешь морковок – уже, считай, пообедала!
– А тут у нас растет капуста самого питательного сорта, называется Капустянка Мазайцевская, – продолжал рассказывать зайчонок. – Сорт назвали в честь дедушки Мазая, который спас зайцев от всемирного потопа. Вывел этот сорт заяц-овощевод Капустян. Мой папа с ним вместе учился!
Все с уважением посмотрели на Прыгскока.
В отличие от морковок, капуста (хоть и очень питательная) Левой Обезьяне как-то не очень понравилась. Она сморщилась – и тут же из Левой стала Правой. А вот Правой Обезьяне, наоборот, капустка вполне пришлась по вкусу, хотя выражение лица оставалось таким же кислым.
– Очень питательный продукт, – сказала она рассудительно. – Одного листочка хватило, чтобы насытиться.
Вот кому одного листочка не хватило, так это слонёнку. С большим аппетитом он слупил половину здорового капустного кочана и готов был продолжать.
И только Львёнок Лев так ничего и не попробовал. Поэтому ему очень захотелось домой, где его ожидали мама, папа и бульон с пельменями.
На обратном пути львёнка как будто кто-то подгонял: он несся впереди всех и даже ни разу ни за что не зацепился, никуда не провалился и нигде не застрял. Как-то привычнее ему было застревать и зацепляться на сытый желудок.
За львёнком степенно шествовал слонёнок, а на спине его сидела Левая Обезьяна, обнимая увесистую корзинку – подарок господина Зайцмана, мэра города Зайцбурга. Узнав о великих достижениях зайчат в области прыжков вперёд и вбок, мэр велел занести эту важную новость в Летописную Книгу города-крепости Зайцбурга, а гостей, организовавших соревнование, наградить плодами своего наукоЕмкого производства. Вот корзину этих самых емких плодов и держала в руках обезьяна.
Слонёнок долго смотрел на бегущего впереди львёнка, и тут ему в голову пришла новая мысль.
– Вот интересно, – сказал он. – Шагов мы насчитали столько же, сколько у кенгуру, а прыгали-то кенгуру намного дальше!
– Да, точно! – сказала Левая Обезьяна. – Я тоже заметила, только обдумать не успела. Сразу – бац! – морковка! Потом – бац! – капустка! Потом – бац! – корзинка!..
– Но как же так? Мы ведь всё измерили! – обернулся удивлённый львёнок. – Что же, по-вашему, я неправильно… (БУМ! – затылком вперед по лесу ходить рискованно!) ой!.. неправильно считал, да?..
– Считал ты правильно, а вот мерили мы неправильно! – сказал слонёнок. – В Кенгуралии мерили моими шагами, а в Зайцбурге – твоими! А у тебя пять шагов – как один мой! Вот и получились разные результаты.
– Наоборот, – поправила обезьяна. – Результаты получились одинаковые, а прыжки были разные!
– Эх, надо было сразу в попугаях мерить. Как в том мультике, помните? – сказал львёнок.
– У нас с собой не было попугая!
– А давайте заведем попугая? На будущее?
– Да зачем? Ничья так ничья, – решила Левая Обезьяна. – Завтра в Кенгуралии так и скажем.
К дому обезьяны они подходили уже затемно. Львёнок крикнул: «Пока!» и, не сбавляя хода, помчался домой за бульоном с пельменями.
Обезьяна отдала корзинку Потомуште (на тот момент там не осталось ни одной морковки, кроме капустки) и, позёвывая, отправилась спать.
А Потомушта понёс корзинку домой, по дороге размышляя над тем, почему же у них всё время ничья получается?.. Может, это такой важный закон природы – что нет кого-то одного, самого сильного, самого быстрого или самого прыгучего?..
С этой мудрой мыслью в голове слонёнок и уснул.
Часть 3
КАК ПРАВИЛЬНО ЕСТЬ БАНАНЫ

Стоял ясный солнечный день (как, впрочем, и всегда в Вечнозелёном Лесу, не считая четвергов, на которые всегда назначались дожди). Левая Обезьяна сидела на своём дереве – на той его ветке, где росли бананы. Она срывала их один за другим, чистила и съедала, а шкурки швыряла на землю.
Под деревом стоял слонёнок Потомушта, внимательно наблюдая за процессом. От этого наблюдения у него возник важный вопрос, который стал очень сильно чесаться у него в голове. Но слонёнок был воспитанный, а потому сначала сказал полагающиеся вежливые слова:
– Приятного аппетита!
– Спасибо. И тебе, – отвечала Левая Обезьяна.
– И мне … – согласился слонёнок. А потом всё-таки спросил то, что чесалось: 
– А скажи, почему ты не весь банан ешь, а только начинку?
– Какую начинку?.. Это не начинка, это сам банан и есть!
– А другую половину банана зачем выбрасываешь?
– Я только шкурки выбрасываю! Ты что, никогда бананов не ел?
– Ел, спасибо. Только мы, слоны, если вдруг банан попадётся, шкурку с него не снимаем. Мы его целиком едим, а ты почему-то половину выбрасываешь…
– Так положено! Сам банан мягкий и приятный на вкус, а шкурка у него толстая и какая-то скользкая, фу! И вкус у неё неправильный, – объяснила Левая Обезьяна. 
– Почему неправильный? – удивился Потомушта. – Вкусный вкус!
– Нет, невкусный!
– А ты пробовала?
– Не пробовала. И не хочу. А ты сам-то банан без шкурки пробовал?
– Нет.
– А вот попробуй! – и обезьяна кинула ему банан. Он упал в высокую траву у ног слонёнка. Но едва Потомушта потянулся к нему хоботом, как банан зашевелился, немного приподнялся и быстренько пополз в кусты…
Обезьяна и слонёнок с изумлением смотрели на это необъяснимое явление.
Банан скрылся в кустах.
– Это что, Барабашка приходила? – дрожащим голосом спросила резко поправевшая обезьяна.
– Не знаю, – сказал слонёнок. – Я не рассмотрел…
Обезьяна сорвала второй банан и, опасливо ойкая, кинула его слонёнку. И снова, едва он шлёпнулся в высокую траву, как снова приподнялся, зашевелился и пополз в кусты. Но перед тем как совсем исчезнуть, остановился и сказал:
– Спасибо, Обезьяна. Извини, что Ежи тебя не поблагодарил. Он иногда такой вредный бывает…
И Ёжка (это была она!) тоже скрылась в кустах с точечками над головой и бананом на спине.
Потомушта покачал хоботом, помахал своими большими ушами и сказал:
– Смотри, как ёжики ловко маскируются! Хорошо, что я на них не наступил!..
Обезьяна глубоко вздохнула и снова резко полевела. Она сорвала третий банан, но кидать не стала, а спустилась пониже и передала его Потомуште. Мало ли что! Вдруг там в траве еще кто-то из ёжиков притаился… Или Барабашка…
Слонёнок взял банан, задумчиво покрутил туда-сюда и спросил:
– А как я его чистить буду? Тебе-то легко, у тебя две руки! А у меня только хобот. Один.
И поразмыслив ещё немного, добавил:
– Пальцев у меня тоже нет – только хобот. Один.
И недолго думая, засунул банан в рот и прожевал целиком.
– Вкусно. Спасибо!
– Ты же опять не попробовал настоящий банан! Давай я тебе почищу!
Чищеный банан Потомушта долго и старательно жевал, шевеля своими большими ушами – старался распробовать что-то особенное.
Бубубукал.
Молчал.
Сопел.
Ещё бубукал.
И наконец сказал:
– Спасибо, вкусно… Но чего-то не хватает…
Потом подобрал с земли шкурку и закусил ею.
– Вот теперь всё хорошо!
Все дети знают, что на вкус и цвет товарища нет. А вот насчет поиграть, товарищи очень даже есть.
Дожевав шкурку, Потомушта добавил:
– А ты сама попробуй со шкуркой, может, и тебе понравится?
– Не буду! Они немытые! – заявила Левая Обезьяна. – Вот ты говоришь, что вы, слоны, самые чистые, потому что в реке моетесь. А бананы едите немытые!
– Мы в реке себя моем, зачем нам бананы мыть? – удивился слонёнок.
– Чтобы не есть грязные!
– Откуда же на них грязь? Они же у тебя на дереве растут, а не в луже! У тебя чисто: ветер дует, солнышко светит…
Обезьяна призадумалась. Потом вспомнила кое-что и говорит:
– А ещё на них микробы!
– Кто-кто?! – удивился Потомушта. Он прочёл много книжек, но ни до каких микробов пока не дочитал.
– Ну такие… мелкие ползают… вредные очень… микробы!
Слонёнок засмеялся и говорит:
– А ещё на бананах сугробы!
– А ещё утробы! – захихикала Левая Обезьяна
– И ещё худобы!
– И ещё хворобы!
– И хитробы!
– И мудробы!
– И хорошобы!
– И баобабы!
– И снежные бабы!
– И карабасы-барабасы!
– И полосатые матрасы!..
– И волосатые матросы!..
Эта игра может продолжаться довольно долго. Она и продолжалась…
ЗАЧЕМ НУЖНЫ СОКРОВИЩА

…до тех пор, пока не пришёл львёнок.
– Привет! Знаете, что я узнал? – закричал Львёнок Лев, едва войдя на поляну. – Ни за что не догадаетесь!
– Ты узнал, как тебя на самом деле зовут? – предположила обезьяна.
– Нет, я и так уже выучил. Не угадала.
– Ты узнал, что Луна скоро упадет на Землю? – снова предположила обезьяна.
– Да нет, нет!.. Я узнал, где спрятаны сокровища!
– Какие сокровища? – удивилась Левая Обезьяна.
– Драгоценные! – сказал львёнок. – Оказывается, на нашей Реке есть Таинственный Остров.
– И что?
– Как что?! На всяком Таинственном Острове обязательно спрятаны сокровища! Мне мама читала книжку про пиратов, они там клали сокровища в сундук и закапывали на необитаемом острове, чтобы никто не нашёл. А один мальчик пришёл и всё нашёл!
– У нас в Лесу нет пиратов, – возразил слонёнок.
– Это и здорово, что нет! – отвечал львёнок. – Значит, у нас не отнимут наши сокровища, когда мы их добудем. Представляете, сколько можно будет мороженого купить!
– И игровых приставок! – сказала Левая Обезьяна.
– И приставных игрушек, – снова захихикал слонёнок.
– И игривых приставучек, – подхватила Левая Обезьяна.
Впрочем, на этот раз игра закончилась быстро, потому что львёнок приготовился бежать и крикнул:
– Ну, кто со мной на Таинственный Остров?..
– Я! – закричал кто-то поблизости, но не обезьяна и не слонёнок.
– И я! – закричал кто-то другой, тоже поблизости, и тоже неизвестно кто.
И тут же стало известно, кто: из кустов вылезли Ежи и Ёжка, уже без бананов. Съели, наверно…
– Мы тоже разбогатеем! – радостно сказал ёжик Ежи. – И купим себе велики. Будем по лесу гонять, и никто нас не догонит!
– А ещё мы на эти сокровища купим себе модные кепочки, модные кроссовочки и будем самые стильные в лесу! – добавила Ёжка.
– В общем, ежи к путешествию за сокровищами готовы! Куда идём?
– К реке! – сказал Львёнок Лев.
КАК СДЕЛАТЬ ПЛОТ

Дойдя до реки, они, наконец, задумались над тем, что делать дальше. Пиратам-то хорошо, у них корабли есть!..
– А у нас кораблей нет, – кислым голосом сказала Правая Обезьяна.
– Ничего, мы сами корабль построим! – бодро сказал львёнок.
– Как же мы его построим? – осадила его Правая Обезьяна. – Из песка слепим что ли? Совочками?
– Тогда давайте плавучих черепах найдём и на них поедем!
– Как, по-твоему, меня плавучая черепаха куда-то повезёт?! – удивился слонёнок. – Я же больше черепахи в сто раз!
– Ну, уж в сто!..
– Ладно, в десять. Или в пять… Всё равно она меня не увезёт.
– А мы с братом в одной книжке видели картинку: такая больша-а-ая черепаха и на ней сразу четыре слона стоят! А слоны на спинах всю землю держат. Вот сели бы на такую черепаху всей компанией да поехали!..
– В нашем Лесу такие гиганты не водятся! – отрезал слонёнок. – Надо строить плот.
– Точно! – обрадовался львёнок. – Валим кучу деревьев, вяжем прочной верёвкой и плывём!
– Верёвки где брать будем? – спросила Ёжка. – В магазине они дорогие!
– И денег у нас нет, – добавил её брат.
– Нам не нужны верёвки, – успокоила всех Левая Обезьяна. – На деревьях полно лиан, они сгодятся вместо верёвок.
– А ты сможешь перекусить лиану? – поинтересовался Ежи. – Вот я бы не смог.
– И я, – сказала его сестра.
– Смогу! Я недавно из лиан гамак сплела. Сама!
– Ну, ты молодец! – восхитились ёжики.
– А мы с Потамуштой будем деревья валить! – заявил Львёнок Лев. – Слоны самые сильные, а львы самые… – он на секунду призадумался, – тоже сильные!..
– Ну, давай попробуем, – неуверенно сказал слонёнок.
И они попробовали. Слонёнок ухватил дерево хоботом, упёрся ногами в землю и стал тянуть на себя. Львёнок забежал с другой стороны, встал на задние лапы и принялся толкать дерево вперёд. Дерево поскрипывало, ветки его раскачивались, листья шелестели, но падать оно даже и не думало.
Попробовали по-другому: слонёнок привалился к дереву боком. Львёнок пролез у него под животом и тоже упёрся в дерево. Подключились и Левая Обезьяна и даже ёжики, но толку от этого пихания и толкания не было ровно никакого: дерево только раскачивалось и поскрипывало.
Глубоко вздохнув, Потомушта сдался:
– Кажется, нам ещё рано деревья валить… Если бы папа был не на работе, можно было бы его попросить…
– Не надо папу просить! – вдруг сказал ёжик Ежи. – Я знаю, кто нам поможет – бобры!
– Точно! – подтвердила его сестра. – Бобры, даже не очень взрослые, ловко умеют деревья валить. У них такие острые резцы во рту!..
Зверята развернулись и пошли в Бобрищи.
Поселение бобров располагалось на берегу пруда, который они когда-то сами себе и сделали. Выбрали один из ручьев и перегородили его плотиной – стволами поваленных деревьев, вот и вышел у них такой небольшой, но очень уютный прудик! На его берегах они понастроили себе домиков из толстых сучьев и тонких веток. Входы в домики (в хатки, как их называли бобры) были спрятаны под водой, так что бобрята, сидящие дома, были надежно защищены от сухопутных хищников.
Впрочем, в Вечнозелёном Лесу бояться никого особо не приходилось: лес был мирный, тихий. И усидеть в своём защищенном доме мало-мальски взрослому бобрёнку было трудно, особенно когда мама за продуктами ушла… Минуток пять-шесть бобрёнок ещё посидит в одиночестве, а потом нырнет в дырку, которая вместо двери, выплывет наружу и давай носиться по воде с другими бобрятами!..
Любимая их игра называлась Водное Полено – что-то вроде водного поло, в которое играют люди, только с деревяшкой вместо мячика. Вот и сейчас по пруду носились две команды бобрят, толкая полено то в одни ворота, то в другие. А на берегу сидел грустный бобрёнок, которого в игру не взяли.
– Привет, ты чего тут один сидишь? – спросил Львёнок Лев.
– Меня не берут, – пожаловался бобрёнок. – Играют пять на пять, а я шестой… То есть, одиннадцатый… Пока ещё какой-нибудь бобрёнок из дома не вылезет, меня не возьмут…
– Ну, не расстраивайся! Скоро вылезет.
– Не вылезет. В нашем пруду сейчас всего одиннадцать бобрят. Чуть опоздаешь, так и будешь сидеть на берегу…
– Ну, тогда ты на сегодня свободен? – спросила Левая Обезьяна. – А нам как раз помощь нужна. Надо построить плот, а мы сами не умеем…
– А зачем вам плот? – заинтересовался бобрёнок.
– У нас путешествие на Таинственный Остров. Ищем сокровища. Поможешь?
– Ого! Сокровища! А меня с собой возьмёте?
– Возьмём, конечно! Как тебя зовут?
– Я – Бобрис Бобрисович Бобрищин. Можно просто Бобря.
– Отлично, Бобря! Пошли делать плот!
Работали вместе, всей командой. Сначала Бобря своими острыми резцами подгрызал ствол, потом слонёнок и львенок валили его на землю и тащили на берег, а ёжики очищали от лишних веток. Бобрёнок тем временем подгрызал следующее дерево…
Левая Обезьяна сходила в лес и притащила оттуда моток лиан. Ими и принялись обматывать брёвна, скрепляя плот. Когда плот был полностью готов, его совместными усилиями спихнули в воду.
Первым на плот ступил слонёнок, чтобы проверить на прочность. Плот закачался, Потомушта замахал хоботом и ушами, но равновесия не потерял. Стало ясно: если плот выдерживает слонёнка, то выдержит и всех остальных.
Потомушта встал в центре плота, чтобы придать ему устойчивости (так посоветовал Бобря), и помог перебраться на плот не умевшим плавать ёжикам. Помог и обезьяне, которая категорически не хотела мочить ноги. Львёнок запрыгнул сам. А Бобря прицепился сзади и, работая хвостом и задними лапами, повёл плот к середине реки, а потом влез на плот, и путешествие началось.
ПО ТЕЧЕНИЮ

Плавно покачиваясь, плот двигался по течению реки. Мимо проплывали пляжи, иногда посреди реки попадались отмели и даже островки, но настолько крошечные, что слово «остров», а тем более – «таинственный» к ним совершенно не подходило. Нет, настоящий Таинственный Остров должен быть большим. Чтобы было, где спрятать сокровища. А иначе какой в нём смысл?
Течение в середине реки было достаточно мощным, так что плот двигался быстро. Вскоре знакомые места остались позади, пошли незнакомые – с гусями, утками, лягушками, ящерицами, варанами, плавучими черепахами (они и правда были меньше слонёнка раз в десять), моржами и тюленями. Потом пошли пустые пляжи и непреступные скалистые берега.
В какой-то момент плот вошёл в густой туман. Различить что-либо стало совершенно невозможно. Зато они услышали протяжный звук, напоминающий отдалённый удар колокола. Что это было, никто не понял. Да и как тут поймёшь, когда вокруг один только туман, густой как сметана!
На всякий случай Бобря спрыгнул с плота и стал плавать кругами, проверяя, не скрывается ли в тумане тот самый Таинственный Остров.
Острова всё не было – ни справа, ни слева, ни впереди, ни сзади…
А потом они вышли из тумана, и колокол ударил снова.
Впереди показался пляж с крокодилами. Поначалу им даже показалось, что это тот самый пляж, мимо которого они проходили, когда искали бегемотика. Но что-то было не так. Крокодилы на этом пляже были какие-то нервные – непрерывно дрались, колотя хвостами по воде, вертелись, как шило в дырке, пытаясь что-нибудь друг у друга отгрызть. А увидев плот, разом прекратили свои сражения, развернулись и молча, без команды вожака, бросились в погоню…
Зверятам стало страшновато.
– Делаем ноги! – крикнул Ежи, и вся команда принялась грести изо всех сил – кто лапами, кто хвостом, а кто и хоботом…
Всё могло бы кончиться очень плохо, но странное дело! – едва плот вышел за границы крокодильего пляжа, как зубастая армия разом развернулась и поплыла назад к берегу.
Потом проплыли пляж с фламинго. Он тоже показался знакомым, но и здесь птицы вели себя не так, как раньше: вся стая разом поднялась в небо, выстроились клином и пошла в атаку на плот. В точности, как крокодилы.
И опять только «сделав ноги», им удалось избежать серьезных потерь от нападения с воздуха.
Так же тревожно и на повышенной скорости пришлось проходить и пляж с пеликанами.
– Что это с ними? – спросила испуганная Правая Обезьяна. – Такие были хорошие птички, и такие стали злые!
– А вы заметили, что фламинго почему-то были не розовые? Какие-то почти серые… – сказала наблюдательная Ёжка.
– И пеликаны тоже не совсем белые, – добавил её брат.
– Да, странно, – сказал львёнок. – И солнышка на небе нет. Хотя сегодня не четверг, дождя быть не должно!
Мимо пляжа с зебрами, антилопами и буйволами они проплыли спокойно. Копытные плавают неважно, так что плот никто не атаковал. Да им и не до посторонних было: звери выясняли отношения друг с другом – бодались, толкались, мычали и ржали: зебры бились с буйволами, антилопы с зебрами, буйволы с антилопами…
Далее был ещё один опасный пляж – с бегемотами, от которых также пришлось спасаться бегством.
А потом они доплыли до пляжа, очень похожего на тот, с которого стартовали.
– Ну, всё? Причаливаем? – спросил львёнок. – Дальше плыть некуда…
– Это другой пляж, не наш, – возразил Ежи. – На нашем вон там лежала куча веток, которые мы с Ёжкой со стволов обгрызли. А тут нету.
– И солнца тут нет, – снова сказала Правая Обезьяна. – А должно быть! Плывём дальше.
А дальше снова были пустынные пляжи, полоса тумана и протяжные звуки, напоминающие удар колокола, – один на входе, второй на выходе. И едва плот вышел из тумана, как на небо вернулось солнышко.
Они снова дома.
ВОПРОСЫ, ВОПРОСЫ

Больше никто на них не нападал. Крокодилы только показывали зубы, объясняя, чья тут территория, бегемоты вообще не обратили на них внимания, пеликаны и фламинго (розовые!) искали корм или спали, стоя на одной ноге, копытные валялись на прохладном берегу, щурясь от солнца.
Поравнявшись с пустым пляжем, с которого и начиналось их странное путешествие, зверята увидели на нём ту самую кучу веточек, про которую говорил Ежи. Посовещавшись, приняли решение – причаливать. Бобрёнок Бобря спрыгнул в воду и опять немного поработал двигателем.
Когда все сошли на берег, слонёнок и львёнок выволокли плот на пляж и оттащили в сторонку – мало ли куда ещё придется плыть!
– Ну, всё, я домой, – сказал Бобря. – Если опять поедете в путешествие, зовите!
– Обязательно, – ответила притихшая не то Левая, не то Правая Обезьяна.
– И если какие-то работы по дереву потребуются – обращайтесь! – сказал бобрёнок и ушёл, распевая гимн бобрищенской команды по Водному Полену:
– Мы – бобры! Веселы! Вылезаем из норы!..
Остальные искатели сокровищ шли домой молча, на ходу обдумывая то, что им довелось увидеть. Кое-кто бубубукал (угадайте, кто?), кое-кто почёсывал затылок, а кто-то просто скакал впереди всех, размахивая хвостом с красивой кисточкой.
Первым высказался слонёнок:
– Вот я чего не понимаю: мы всё время плыли вниз по течению, а приплыли туда же, откуда уплыли… Но ведь вода в реке течёт только в одну сторону – вниз! Нельзя же всё время плыть вниз, а оказаться опять наверху!
– В нашей реке всё можно! – ответила Ёжка. – Наша река самая волшебная!
– Бубубу… – задумчиво ответил Потомушта. – Бубубу…
Уже на подходе к своему Большому дереву слонёнку пришло в голову другое важное соображение:
– Если наша Река обтекает лес по кругу, то получается, что мы живём на острове! – сказал он.
– Или даже на двух островах! – над одним солнце, над другим нет, – сказал Ежи.
– На одном звери мирные, на другом злые... – добавила Ёжка.
Обезьяна остановилась и стукнула себя по лбу:
– Я поняла! Наш лес и есть тот самый Таинственный Остров, где спрятан клад!
Львёнок Лев аж подпрыгнул от радости:
– Да, точно! Наш лес – это Таинственный Остров! Ура!
– И где же на нём сокровища? Как их искать? – спросил Ежи.
– Наш остров слишком большой! – поддержала его сестра. – Как искать?
– А я знаю как! – заявил львёнок, вспомнив ту самую книжку про пиратов, которую ему читала мама. – Нужно найти карту. На ней отмечено место, где спрятан клад! Пойдём туда и страшно разбогатеем!
– Остаётся найти карту, на которой отмечено место, где спрятана карта, на которой отмечено место, где спрятан клад, – сказал Ежи, и они с сестрой захихикала. Точечки над Ёжкой задорно запрыгали.
– Ой, ладно… На сегодня всё, – сказала то ли Правая, то ли Левая Обезьяна. – Голова совсем переполнилась. Для новых мыслей места нет…
Она помахала друзьям ручкой и, позёвывая, полезла в густую листву своего Большого – самого большого в лесу дерева.
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ В ДОЖДЬ

Наступил четверг. А по четвергам в Вечнозелёном Лесу идут дожди. Распорядок всегда один и тот же: с утра ливень, гром и молнии (первый удар грома – ровно в восемь, и потом каждые пять минут – до самого обеда). К обеду гроза прекращается, дождь немного утихает. А к вечеру начинает лить с новой силой, но уже без громыхания и ярких вспышек.
А теперь скажите: кому понравится мокнуть под проливным дождём прямо с утра? Никому. Даже дождевые червяки этого не любят, не говоря уже о Львах. Поэтому, Львёнок Лев с утра сидел дома, спрятавшись от дождя под развесистой африканской акацией. Время от времени он поглядывал на небо, стараясь угадать, когда же, наконец, ливень весь выльется, и можно будет уже пойти к друзьям. Но дождь лил не переставая, и просветов в тучах не наблюдалось.
Зато наблюдалось приближение слонёнка. Потомуште дождь был не страшен, потому что папа смастерил ему зонтик из бамбука и пальмовых листьев. Зонт получился довольно неуклюжий, сильно колыхался при ходьбе, но от дождя защищал.
– Привет, слон! – обрадовался львёнок. 
– Привет, лев!
– Везёт тебе, слон! У тебя зонтик есть! А я тут под деревом сижу, сижу, никуда пойти не могу!..
– Лезь ко мне на спину, лев! Я тебя покатаю, а ты за это мой зонтик подержишь! А то у меня уже хобот устал его держать!
– Ура! Давай!
Слонёнок подогнул колени, львёнок запрыгнул ему на спину и ухватил зонтик передними лапами. Слонёнок объявил:
– Осторожно, звери закрываются! Следующая станция – «Левая Обезьяна»!
Звери закрылись зонтиком, и поезд тронулся.
Левая Обезьяна сидела на нижней ветке своего Большого дерева, и, конечно, тоже скучала. Вот такой неправильный был день – четверг. Она даже подумала, что скорей бы уж кончились каникулы. Тогда хоть можно было бы в школу отправиться. Пусть и на математику, зато не придётся сидеть тут и скучать, как эта… как её… ну, эта…
Но тут к её дереву подъехал «поезд» и слонёнок объявил:
– Станция «Левая Обезьяна». Пассажиров просят занять свои места.
И обезьяна мгновенно забыла о своих грустных мыслях, запрыгнула на спину слонёнка и приготовилась ехать.
– Только, чур, теперь ты зонтик держишь! – попросил львёнок.
Обезьяна не возражала.
– Осторожно, звери закрываются! – сказал Потомушта. – Следующая станция – «Бушка-Барашка»!
Овечка Бушка-Барашка тоже пряталась от дождя под деревом – под большим развесистым дубом. Но явно не скучала: они с ягнёнком Бодаем играли в какую-то настольную игру, бросая по очереди кубик и передвигая фишки от одного кружка к другому. Слонёнок так заинтересовался игрой, что даже забыл объявить остановку.
На игровом поле попадались жёлтые кружки, по которым перемещались фишки, красные кружки, на которых приходилось пропускать ход, и зелёные, на которых, наоборот, получаешь лишний ход. От некоторых кружков отходили стрелочки, отправлявшие фишку на несколько кружков назад (ой...) или вперёд (ура!..), а в конце маршрута был нарисован большой и очень вкусный стог сена, на котором было написано «Финиш».
Львёнок и обезьяна тоже с интересом глядели на перемещения фишек по игровому полю. Сразу захотелось поучаствовать…
Барашек Бодай поднял голову и недовольным голосом сказал:
– С вашего зонта вода льётся! Прямо мне за шиворот!
– Ой, извини! – сказала Левая Обезьяна и наклонила зонтик в другую сторону.
Бушка-Барашка рассеянно взглянула на гостей, сказала: «Привет!» и тут же отвернулась, потому что был её ход. Она кинула кубик (выпала единица) и переставила свою фишку на следующий кружок, старательно считая вслух:
– Один…
– Ага, пропускаешь ход! – весёлым голосом сказал Бодай и потянулся за кубиком. Слонёнок поднял с земли коробку от игры и принялся её осматривать. На крышке большими буквами было написано название: «Рано-рано два барана…», а под ним были нарисованы черный ягнёнок и белокурая овечка с веночком на голове, которые наперегонки несутся к стогу сена. Перевернув коробку, Потомушта обнаружил на обратной стороне правила игры и с интересом принялся их изучать.
– Положь на место! – недовольным голосом сказал ягнёнок Бодай. Слонёнок вернул коробку на место и вежливо спросил:
– А можно мы с вами поиграем?
– Нельзя, у нас только две фишки! – недовольным голосом сказал Бодай.
– А мы можем шишками поиграть. Или желудями, – предложил львёнок. – У вас тут везде желуди валяются.
– Ты чо не заметил, пацан? Игра называется «Два барана»! – недовольным голосом сказал Бодай. – В неё играют вдвоём! И только бар-р-раны!
– Ну ладно, играйте. Мы пойдём, – сказал слонёнок, и, отвернувшись от ягнят, объявил: 
– Осторожно, звери закрываются! Следующая станция…
– Следующая станция «Хвостовое дерево», – опередил его Львёнок Лев.
Поезд тронулся, а Потомушта, которому было всё равно, куда идти, на всякий случай поинтересовался:
– Почему туда?
– Там в дупле тоже игра лежит, – ответил львёнок.
– Да-а?! – удивилась Левая Обезьяна. – Откуда ты знаешь?
– Видел! Помните, как я в дупле застрял, а вы меня за хвост дёргали?..
– Помним, конечно…
– В этом дупле лежала игра.
– Ах, вот зачем ты туда полез! – воскликнула Левая Обезьяна. – И как ты про неё узнал?
– Ну, я вышел погулять. Никого не было. Я тогда придумал устроить засаду: спрятаться в кустах, а потом на кого-нибудь напрыгнуть, как будто я хищный охотник. Сижу, сижу – никто не идёт… А потом вижу: летит птица, такая большая, жёлтая, с таким здоровенным клювом – как целый банан… И несёт коробку, почти такую, как у Бодая, только чёрную. Подлетела к дереву, сунула коробку в дупло и улетела. Я полез доставать, ну и застрял…
– Что ж ты раньше не рассказал!
– Да я про неё и думать забыл…
– Ну, ты даешь, Лев! – удивилась Левая Обезьяна. – Как можно про игру забыть?! В чёрной коробке!!
– Да-а-а, а ты когда-нибудь застревала в дупле вниз головой, так что даже лапой не шевельнуть?
– Нет…
– А пробовала в таком положении часок посидеть?
– Нет…
– А тебя когда-нибудь из дупла за хвост тащил? Со всей силы?! Два раза!
– Нет…
– Вот ты и не понимаешь! Я сначала так перепугался, а потом так обрадовался, что меня спасли и даже хвост не оторвали, что про игру эту и не вспомнил…
– Хорошо, что хоть теперь вспомнил!
– Ура, у нас тоже будет своя настольная игра! – воскликнул Потомушта.
– Только, чур, не я в дупло!.. – воскликнул львёнок.
– Не бойся, смелый лев. Я достану! – сказала Левая Обезьяна.
КОРОБКА ИЗ ДУПЛА

– Станция «Хвостовое дерево без хвоста», – объявил слонёнок. – Переход в дупло для настольных игр.
Левая Обезьяна передала зонтик слонёнку (была его очередь держать) и полезла в дупло. Через минуту она вылезла наружу и в руках её была чёрная коробка. На ней крупными золотыми буквами было написано: «Сокровища Вечнозелёного Леса».
– Тяжёлая! – сказал обезьяна. – Как будто не игра, а целый компьютер…
– А может, там и правда ноутбук?! – загорелся львёнок. – С кучей игр!..
– Придём домой, разберёмся…
– Осторожно, звери закрываются. Следующая станция «Левая Обезьяна».
К моменту, когда они снова зашли под Большое дерево, дождь стал понемногу затихать.
– Станция «Левая Обезьяна», конечная. Просьба освободить вагоны, – напоследок сказал Потомушта. Потом сложил зонтик, и они приступили к изучению игры.
В коробке обнаружился чёрный бархатный мешочек, в котором лежал кубик, а также несколько фишек в виде зверей. Левая Обезьяна тут же отыскала себе подходящую фигурку – обезьянку с яблоком в левой руке. Для Потомушты и Львёнка Льва фишки тоже быстро отыскались: в виде мудрого слона, несущего факел, и в виде героического льва со звездой на лбу.
Стало понятно, что это не ноутбук, а именно игра (львёнок разочарованно вздохнул). Впрочем, игра оказалась не без сюрпризиков.
Первый сюрпризик ожидал зверят, когда они попытались вытащить из коробки дощечку с игровым полем. Дощечка сначала никак не хотела выниматься, а потом в коробке что-то щёлкнуло, и поле вынулось само: выехало вверх на четырех раскладных ножках. Правая Обезьяна испуганно ойкнула и спряталась за львёнка.
Раздался второй щелчок, и игровое поле, которое было сложено пополам, развернулось. Правая Обезьяна снова ойкнула, а львёнок гордо выпятил грудь, загораживая собой более слабого товарища.
– Может, это всё-таки компьютер?.. – понадеялся львёнок.
Потомушта постучал хоботом по доске игрового поля, всё ощупал, осмотрел, даже обнюхал, а потом вынес решение:
– Нет, это не компьютер. Это игра.
– Странная какая-то игра, – заныла Правая Обезьяна. – Щёлкает, шипит, сама раскладывается! Ну её, она опасная!..
– Нет, она прекрасная! – возразил слонёнок.
– Нет, она ужасная! – настаивала Правая Обезьяна.
– Нет, она несчастная! – жалостным голосом сказал Потомушта.
– Нет, она матрасная! – захихикала в ответ Левая Обезьяна.
– Нет, она колбасная! – тоже захихикал Потомушта.
– Сами вы колбасные-матрасные! – вклинился львёнок. – Играть будем или болтать?!
– Играть!
ИГРА-ПЕРЕВЁРТЫШ

Слово «Старт» располагалось в самом центре игрового поля – там, где было нарисовано развесистое дерево, очень похожее на баобаб. А заодно и на то дерево, под которым они сейчас скрывались от дождя.
Зверята поставили свои фишки на старт, и те со стуком прилипли к игровому полю.
– Здорово! Магнитики! – сказала Левая Обезьяна.
Почитав надписи, они поняли, что на поле нарисовано не просто какое-то выдуманное место, а именно Вечнозелёный Лес. Нашлись там и Зайцбург, и Кенгуралия, и Львиная поляна, и Слоновья; нашлись посёлки Волково, Собаково и Лисичинск; нашлись Бобрищи с их самодельным прудом, Птичий рынок, полянки мелких грызунов: Хомясусликово, Полемышкино и городок морских свинок под названием Свинкинг. Обозначены были даже мелкие ручейки, впадающие в реку. Ну и сама река, конечно…
Всё было знакомо и понятно, вот только маршрут заканчивался как-то неожиданно – у края игрового поля, прямо в реке. К тому же, в конце маршрута не было слова «Финиш», которое обычно пишут в настольных играх.
– Странно-странно, – озадаченно сказала Левая Обезьяна.
– Давайте играть, а там видно будет, – предложил слонёнок.
– Вот придёт баран Бодай, мы его тоже играть не возьмём! – сказал львёнок, и первым бросил кубик. – Четыре!.. Теперь ты, Слон...
Очень скоро загадочная игра преподнесла новый сюрпризик. Оказалось, что она умеет исправлять ошибки, допущенные игроками. Например, львёнок поспешил, неверно посчитал количество шагов и пробежал дальше, чем надо. Или Левая Обезьяна по ошибке двинула фишку не в ту сторону. Или Потомушта забыл переехать по красной стрелочке, которая отбрасывала его на два ряда вниз. Все эти нарушения немедленно исправлялись сами собой: стоило игроку отпустить фишку, как она – вжик! – и переползала на правильное место.
А если фишка попадала на красный кружок, то игрок пропускал следующий ход, даже если все об этом забыли. Фишка намертво приклеивалась к доске и двигаться отказывалась до тех пор, пока остальные игроки не сделают свои ходы.
– Какая умная игра! – восхитился слонёнок. – Знает все правила и не даёт их нарушать!
– Прямо как в компьютере, – подтвердил львёнок.
А вскоре стало понятно, почему на последнем кружке не было слова «Финиш». Оказалось, что конец игры находится совсем в другом месте!
Когда фишка Левой Обезьяны дошагала до последнего кружка, раздался мелодичный звук, напоминающий звонок колокольчика, и игра с негромким жужжанием перевернулась на другую сторону. Туда же переползла и фишка обезьяны. При этом фишки слонёнка и львёнка повисли вниз головой. Но не упали!
– Точно, магнитики! – сказала Левая Обезьяна.
На обратной стороне тоже была карта, но какая-то тёмная, с плохо различимыми границами полянок и кучей совершенно незнакомых названий. Какая-то «Усадьба Деда Бабая». Какой-то «Замок Соломенного Властелина». А ещё «Воронья Слободка», «Сады Барабашки», «Избушка на курьих ножках», «Дорога диких волков» и куча других незнакомых названий. Впрочем, знакомые тоже встречались. Так, в правой части поля обнаружился «Птичий рынок», а в самом центре – Большое дерево…
Потом кубик кинул слонёнок, и поле снова перевернулось, чтобы он мог сделать ход. Вот так эта странная игра и вертелась туда-сюда, пока все фишки не перешли на её тёмную сторону.
А там им пришлось двигаться назад – от края игрового поля к центру. Кроме того, красные стрелки, которые раньше отбрасывали фишку назад, теперь двигали её вперёд, а зелёные, наоборот, – назад. И красные кружки вместо тормоза давали ускорение – лишний ход…
Наблюдательный слонёнок обратил внимание и на то, что фишка обезьяны, попав на обратную сторону доски, чуть-чуть изменилась – как бы стала своим собственным зеркальным отражением. Во всяком случае, яблоко она держала теперь не в левой, а в правой руке. В то же время, у львёнка и Потомушты фишки остались прежними.
Объяснить всё это было совершенно невозможно, но чем неожиданнее, тем интереснее…
Фишки двигались, обгоняя друг друга, улетали назад, когда казалось, что победа уже близка, или резко ускорялись, когда казалось, что отстаешь безнадежно. А потом слоник с факелом в хоботе, наконец, дотопал до центра. Снова звякнул колокольчик, и фишка Потомушты вновь улетела на противоположную сторону доски, где и повисла головой вниз. Вторым к финишу пришёл львёнок, а грустной Правой Обезьяне пришлось ещё раза три кидать кубик, пока её фишка доползла до финиша.
И только после этого, под двойной удар колокольчика, игровая доска снова перевернулась на светлую сторону. Но теперь на месте слова «Старт» было написано «Финиш», а рядом появилось изображение сундучка с сокровищами.
– Ура, сокровища мои! – обрадовался было слонёнок.
Но присмотревшись к картинке, он сказал:
– Так это не сокровища! Тут какие-то «орудия»!..
И правда, на сундучке, если приглядеться, мелкими буковками было написано: «Орудия победы».
– Зачем мне орудия? – удивлялся слонёнок. – Я что, должен с кем-то воевать?
– Не должен, не должен! Выиграл, получил приз и конец игре! – сказал львёнок. 
И вздохнув, добавил:
– Ну, ладно, пора обедать… Побегу домой, пока дождик опять не включили.
Когда на следующее утро львёнок предложил сыграть в игру еще разок, надеясь отыграться, выяснилось, что её на месте нет.
– Вот тут она у меня лежала! На этой ветке! – расстраивалась Правая Обезьяна. 
– Может, её ветром унесло? – предположил слонёнок.
– Расчёска на месте, зеркальце на месте, фломастеры и альбом на месте, а игру ветром унесло?! Нет, её кто-то украл!
– Может, это Бодай? – предположил львёнок. – Подкрался и спёр!
– Да ты что! Он же копытный! Как он на дерево-то залезет!..
– А может, это та же птица, которая её принесла? – предположил львёнок.
– Может быть! – согласился Потомушта. – Сама принесла, сама унесла…
Бубубу.
Часть 4

КРАСНЫЙ МЯЧ

По полянке летал красный мячик футбольной команды «Парни копытные» и носилась куча зверят, любителей порезвиться. Кроме «копытных», в игре участвовали овечка Бушка-Барашка с соседом Бодаем, парочка зебр, парочка верблюжат и один очень длинноносый и очень длиннохвостый муравьедик. Только играли сегодня не в футбол, а в вышибалы.
Все дети (и даже многие дедушки) знают эту игру. Это когда двое встают по разные стороны площадки и швыряют мячик в остальных ребят (или зверят). В кого попали, тот из игры выбывает. А как вышибут всех, меняются местами: кто раньше был вышибалой, идёт бегать от мячика, а кто раньше бегал, идут вышибать.
А ещё в этой игре разрешается ловить «свечки»: поймаешь мячик на лету, получишь что-то вроде дополнительной жизни в компьютерной игре – тебя вышибли («свечка сгорела»), а ты всё равно не уходишь!..
Вот и сегодня игра кипела и булькала, как суп в кастрюле. Копытные носились по площадке, с радостным визгом увёртываясь от мячика. Конечно, ловить «свечки» у большинства зверят не очень получалось (попробуй-ка поймай мячик ногами!), зато копытные быстро бегали, ловко подпрыгивали, да и вышибалами были отличными (попробуй-ка увернись от мячика, запущенного таким крепким копытом!).
Впрочем, в Левую Обезьяну попасть было непросто: очень уж она был вёрткая и быстрая. А ещё она была очень ловкая – в том смысле, что отлично ловила «свечки».
Слонёнок же в качестве вышибалы был вообще звездой! Кидал мощно и точно, мало кому удавалось от его бросков увернуться. Всё-таки хобот – великое изобретение слонов! Зато выходя в поле рядовым игроком, Потомушта долго продержаться не мог: промахнуться по такому крупному зверю было сложно даже овечке Бушке.
Ну, а львёнок просто радовался возможности поохотиться за мячиком, на который он набрасывался, как котёнок на бантик, не обращая особого внимания на правила игры. Вместо того чтобы ловить «свечку», львёнок предпочитал отбивать мячик лапой – куда-нибудь вверх или вдаль…
Вот и сейчас, отразив очередной удар вышибалы, львёнок бросился за мячом в кусты. Через некоторое время он вылез из гущи веток и листьев и выкатил мячик. Но что это был за мячик!..
Вместо настоящего, туго накачанного воздухом, звонкого и прыгучего футбольного мяча, львёнок гнал перед собой что-то совсем другое – хоть и тоже красное, но какое-то мягкое, какое-то вялое и очень плохо прыгающее…
Зверята столпились вокруг львёнка и уставились на эту резиновую подделку.
– Ты зачем его прокусил?! – воскликнул жеребенок Гога. – У тебя что, зубы чешутся?!
– Я не кусал! – отвечал львенок. – Это вообще другой мяч, не наш!..
– Да-да, точно! Он резиновый! Это детский мячик! А у нас был взрослый мячик! – наперебой закричали поросёнок Хрюка, козлёнок Мека и телёнок Мука.
– Это не тот! Это не тот! Полезли искать другой! – закричала разом вся команда.
Полезли в кусты. Ощупали каждую кочку, заглянули под каждый кустик, осмотрели каждое дерево (вдруг мячик на ветке застрял!), но так ничего и не нашли…
И стали грустно расходиться по домам. При этом, все почему-то думали, что во всем виновата злая вредина Барабашка. Но вслух ее имени никто не называл.
РАЗНОСЧИК ОБЪЯВЛЕНИЙ

Поляна опустела. В середине её, возле брошенного красного мячика стояли слонёнок Потомушта, Львёнок Лев и хмурая Правая Обезьяна. Она-то первой и назвала имя предполагаемого виновника этой странной истории:
– Это всё Барабашка подстроила. Утащила хороший мячик, а нам подсунула плохой.
– Не то что он совсем плохой… – сказал львёнок. – Просто он для малышни, а большим зверятам не подходит!
– Какая разница! – сказала Правая Обезьяна. – Утащила наш, подсунула свой, вот и всё.
– Интересно, зачем? – спросил слонёнок. – Ей что, папа не захотел взрослый мячик вместо детского купить?
– Может, у неё своего папы нет!
– Почему тогда маму не попросит?
– А может, у неё и мамы своей нет!
Слонёнок и львёнок призадумались. Как этот так – мамы нет?.. Ну, даже если мама на работу ушла, должна же быть бабушка!..
Тут львёнок заметил на ветке жёлтого попугая с огромным оранжевым клювом в форме банана. Попугай сидел там уже довольно давно, но до этого момента все были так озабочены поисками мяча и мыслями о Барабашке, что внимания на него не обращали. И вот теперь львёнок обратил… И зарычал почти как взрослый лев:
– Эй, ты, попугай! Это ты нам мячик подменил?!
Попугай переступил с ноги на ногу, повернулся боком, чтобы лучше рассмотреть говорившего. Потом смешным скрипучим голоском представился:
– Я не попугай, я Тукан! Цык-цык! Прошу не путать! Ага, ага!
Потоптался ещё немного, переступая с ноги на ногу, и сказал ещё более скрипучим голосом:
– Я Тукан (Цык!), а не попугай (Цык!). Не путать прошу!
И гордо добавил:
– Туканы – самые крупные в мире дятлы! Ага, ага!
Зверята с интересом уставились на странную птицу с таким замечательным огромным носом.
А Тукан выпрямился, расправил грудь, как артист на сцене, готовящийся произнести монолог. В нём как будто что-то щелкнуло, и он заговорил чистым, хорошо поставленным дикторским голосом, как бы воспроизводя чужую запись. И только иногда вставлял от себя какое-нибудь «цык-цык».
– Дорогие жители Вечнозелёного Леса! – сказал Тукан. – Сегодня вечером на Телевизионной Поляне состоится запись нового выпуска передачи доктора Мышеловой, посвященного правильному питанию грызунов, цык-цык. Приглашаются суслики, хомяки, полевые мыши, морские свинки, бобры и капибары, да-да! Для всех остальных количество мест ограничено! Ура! Ура!
Дочитав до конца свое сообщение, Тукан взмахнул крыльями и, не говоря ни слова, полетел дальше – приглашать на съемки всех желающих.
СЪЁМКА ИЛИ СЪЕМКА?

Перед входом на поляну, где обычно происходила запись популярной передачи, висело большое объявление:


   ДОКТОР МЫШЕЛОВА   

   СЕГОДНЯ СЪЕМКА ГРЫЗУНОВ   


На самой поляне негде было яблоку упасть. (Все дети знают, что так говорят исключительно для красоты. При желании на Телевизионной поляне можно было бы раскидать пару мешков яблок. Но только очень аккуратно, чтобы ненароком не придавить какого-нибудь мелкого грызуна!)
В первых рядах взволнованно попискивали сбежавшиеся со всех концов леса полевые мышки. Следующие ряды были отданы сусликам и хомячкам. За ними сидели белки, потом морские свинки, а в самых дальних рядах ждали начала съёмок самые крупные представители отряда грызунов – бобры и капибары.
Все они, независимо от своих размеров, ждали чего-то необычайного. Во-первых, сейчас самая знаменитая лисица Вечнозелёного Леса – доктор Мышелова – расскажет им, как вести по-настоящему здоровый образ жизни и правильно питаться. А кроме этого, каждая мышка или хомячок надеялись, что доктор Мышелова вызовет на сцену именно его (её) и он (она) станет знаменитым (знаменитой) на весь Лес. Все родственники и знакомые, как увидят в телевизоре своего родственника и знакомого, страшно его зауважают, перестанут дразниться и посмеиваться над таким знаменитым грызуном!
Поэтому свободных мест на поляне не хватило даже для грызунов, не говоря уж о таких крупных существах, как обезьяна, львёнок и, тем более, слонёнок. А в результате, за ходом съёмки им пришлось наблюдать, стоя у входа на поляну.
На поляне уже были расставлены телекамеры и горели яркие прожектора, которыми управляли команды енотов-операторов и барсуков-осветителей. На специальном возвышении сбоку стояла помощница телеведущей Мышеловой – тоже лиса, но без белого халата и медицинской шапочки. Помощница объясняла зрителям, как себя вести на съёмках.
– Чтобы передача получилась интересной и познавательной, – говорила она в микрофон, – вы должны всё время смотреть на меня и выполнять мои команды. Запомните: когда я поднимаю табличку «Хлопать!» (на самом деле на табличке были нарисованы две хлопающие лапки: ведь не каждая мышка умеет читать!), вы должны немедленно начинать хлопать лапками, топать ножками и радостно пищать! У кого есть хвост, могут стучать хвостами. Понятно?
– Даааааа! – загудели зрители.
Помощница продолжала:
– Следите за моими командами! Как только я махну хвостом и опущу табличку, надо тут же прекратить всякий шум. Поняли меня?
– Даааааа! – загудели зрители.
– Давайте порепетируем… Хлопать!..
– Ура!!!
– Тишина!..
– …
– Молодцы! Теперь следующий вопрос. Когда доктор Мышелова остроумно шутит, я поднимаю табличку: «Смеяться!» (на табличке был нарисован хихикающий колобок-смайлик), и вы тут же начинаете хохотать – весело, задорно, во весь голос! Делаю взмах хвостом, опускаю табличку, и смех заканчивается. Всё поняли?..
– Даааааа! – радостно закивали хомячки и суслики.
– Давайте порепетируем!.. Смех!..
Грызуны принялись кататься со смеху, как будто им, и правда, сказали что-то весёлое. Потом табличка опустилась, рыжий хвост, наоборот, взвился в воздух, и смех прекратился.
– Ну, молодцы! Отлично! Ещё: когда на сцену выходит доктор Мышелова, мальчики кричат от радости, девочки изо всех сил пищат – уже без команды. При этом хлопаем лапками, топаем ножками, колотим хвостиками. Пищим от души! И не прекращаем до тех пор, пока доктор Мышелова не поднимет правую лапу вверх, вот так (она показала, как именно). Всё понятно?.. Отлично!
Грызуны взволнованно завозились, ожидая начала съёмок.
Через некоторое время помощница снова подошла к микрофону и сказала:
– Внимание! Мы начинаем!.. Все готовы?.. Мотор!..
Заиграла музыка, с которой всегда начинаются передачи доктора Мышеловой, грызуны бешено запищали, захлопали и затопали, а на сцену выбежала красавица-лиса в белом халате и белой шапочке с красным крестом – звезда Лесного ТВ доктор Мышелова.
Она приветливо раскланялась со зрителями, а потом подняла правую лапу. Наступила тишина.
– Здравствуйте, дорогие телезрители! – улыбаясь сказала ведущая.
(Табличка «Хлопать!» – аплодисменты – топот – потом хвост помощницы – и тишина…)
– Наша сегодняшняя передача посвящена здоровому образу жизни грызунов.
(Бурные аплодисменты – хвост – тишина…)
– И первая наша тема – «Как правильно съесть то, что хочется, и при этом не растолстеть». На сцену приглашаются наши первые гости…
Под музыку и бурные аплодисменты из зала выползли две морские свинки – одна толстая, другая очень толстая.
– Здравствуйте, упитанные вы наши! Представьтесь, пожалуйста! – сказала ведущая.
– Меня зовут Пашка, – ответила толстая морская свинка.
– А меня – Пышка, – представилась вторая, очень толстая.
– Откуда вы к нам пришли? – поинтересовалась ведущая.
– Из города Свинкинга.
– Молодцы, – похвалила ведущая, – из такого далёкого города к нам приехали!
Зрители захлопали (всё-таки Свинкинг расположен на дальнем севере Вечнозелёного Леса, оттуда ходу часа два! – если мышиным шагом), потом утихли, и ведущая перешла к делу:
– Вы, конечно, знаете, дорогие Пашка и Пышка, что у вас лишний вес…
Свинки грустно закивали головами:
– Знаем, знаем! Не знаем только, что с этим делать…
– Сейчас я вам расскажу! – радостно начала ведущая.
Но не рассказала.
Вместо этого случилось нечто очень странное: на площадке разом погасли все прожектора, стало темно, при этом микрофоны страшно загудели, так что трудно было услышать свой собственный голос, не говоря уже о криках соседей…
Через пару минут гудение прекратилось, снова вспыхнул свет, но доктора Мышеловой на сцене уже не было. Вместе с ней исчезли Пашка и Пышка. Заодно пропало семь полевых мышек, трое хомяков и неустановленное количество сусликов, как доложила позднее Лесная Полиция.
На поляне поднялся страшный шум. Перепуганные грызуны брызнули во все стороны. Помощница растерянно носилась туда-сюда, махая своими плакатиками и хвостом, но никто не обращал на неё внимания.
Через минуту поляна совершенно опустела. Убежали даже еноты-телеоператоры и барсуки-осветители.
Слонёнок, обезьяна и львёнок всё ещё стояли у входа на поляну, надеясь на то, что это какой-то телевизионный трюк, новый фокус, специально подготовленный для очередного выпуска популярной телепередачи. Что сейчас из какой-нибудь секретной норки вылезут, улыбаясь, мышки, суслики, морские свинки и телеведущая, все посмеются, споют песенку, и съёмка продолжится.
Но на поляне ничего не происходило. Никто ниоткуда не вылезал и продолжать работу не собирался. Потоптавшись у входа еще некоторое время, друзья развернулись и пошли домой.
Уходя, Правая Обезьяна всё время оглядывалась на объявление, освещенное прожектором, а потом сказала:
– Смотрите-ка, там написано: «Сегодня съемка грызунов». Как будто доктор Мышелова заранее объявила: съем-ка я сегодня грызунов!
– А вот и нет! – возразил слонёнок, у которого по чтению была пятёрка. – «Съем-ка» пишется через чёрточку, а не в одно слово!
– Наверно ты прав, – согласилась Правая Обезьяна. – Но я как на это объявление посмотрю, так мне всё время кажется, что кто-то объявляет, что собирается сегодня съесть грызунов.
– Доктор Мышелова такого бы не сделала! Она хорошая! – возразил Львёнок Лев.
– И вообще, вместо буквы «ё» разрешается писать букву «е» – добавил образованный Потомушта. – Всё равно все понимают, какое слово написано!
– Не все, – задумчиво сказала обезьяна. – Кажется, сегодня никто не понял.
А когда поняли, было уже поздно.
Ещё одну вещь припомнил Львёнок Лев, когда они уже собирались расходиться по домам:
– А вот этот дятел, Тукан, который объявление объявлял… Он очень похож на ту птицу, которая прятала игру в дупле. Может, это он и был…
– Да-а-а?! – удивился слонёнок.
(На самом деле в слове «да» у него получилось намного больше букв «а» – если посчитать, то штук семь или даже девять. Автор просто для краткости вместо «Да-а-а-а-а-а-а-а-а?!» написал «Да-а-а?!». Место на странице сэкономил.)
– Ты, как всегда, вовремя вспомнил! Не прошло и года! – ехидно сказала Правая Обезьяна.
– Скажи спасибо, что вообще вспомнил! – обиженно ответил львёнок.
– Спасибо, – сказал вежливый Потомушта.
В результате, передачу доктора Мышеловой пришлось закрыть, хоть это и очень огорчило жительниц Вечнозелёного Леса, искренне полюбивших правильное питание и грамотное лечение от всех болезней. Так и не нашлись страдавшие лишним весом Пашка и Пышка, не говоря уж об исчезнувших хомячках, полевых мышках и сусликах, которых даже по именам никто не знал.
По Вечнозелёному Лесу поползли слухи о новых таинственных исчезновениях мелких грызунов. И каждый раз по Лесному ТВ выступал начальник Лесной Полиции генерал Волковой, сообщавший о том, что в лесу введён план «Перехвост», что полиция делает всё возможное и просит жителей незамедлительно сообщать о подозрительных незнакомцах и о подозрительном поведении знакомцев.
Время от времени жители Леса рассказывали о том, что видели лисицу, очень похожую на доктора Мышелову – без белого халата и медицинской шапочки, зато с хищно прищуренным глазами и мышкой или сусликом в зубах. Но задержать лису-убийцу пока не удалось. Как объяснил телезрителям генерал Волковой: «Следователи следственного управления взяли след подозреваемой, и, следуя по следу, дошли до берега реки, где след и обрывался. Следственные действия будут продолжены следователями следственного управлением вплоть до окончания следствия».
Потом генерал Волковой поднял морду вверх и тихонько завыл… Впрочем, в телеэфир этот момент не попал – редактор его вырезал.

ПРО ГРЫЗЛИ

В этом месте автор хотел поместить главу про Грызли.
Но Грызли прогрызли дырку и куда-то убежали.
Конец главы.

БОЙ НА КЕНГУРИНОЙ ПОЛЯНЕ

– Давайте сходим в Кенгуралию! – предложил Львёнок Лев, вбежав на Центральную поляну. – Там сегодня бокс!
– Какой бокс? Что за бокс? – не поняла Левая Обезьяна.
– Бокс – это такое сражение между двумя кенгурами… или кенгурями?.. Не знаю, как правильно… Короче, это поединок такой: одно кенгуру бьётся с другим… эээээ… кенгуром?.. Ох, что-то запутался я в этих кенгурах…
На помощь пришёл слонёнок Потомушта. (То есть, сначала он пришёл на Центральную поляну, потому что немного отстал от шустрого львёнка, а уж потом – на помощь.)
Он объяснил:
– Бокс – это поединок двух бойцов, которым разрешается колотить друг друга руками, – пояснил он. – Кто кого сильнее поколотит, тот и победил.
– Нет! У кенгуров… ээээ…
– У кенгуру, – подсказала Левая Обезьяна.
– Да, правильно!.. У кенгуров свой собственный бокс – он называется кенгбоксинг. Им разрешено колотить друг друга не только руками, но и ногами. А вот зубы и хвост им использовать запрещено. По телеку сказали, что у них сегодня бой за звание абсолютного чемпиона. Ожидается миллион зрителей!
– Ну, уж миллион! – сказал слонёнок. – Столько во всём лесу зверей нету! Только если всех насекомых посчитать...
– А что, насекомые не зрители что ли?! – возразил львёнок. – Короче, если сейчас же не пойдём, нам мест не хватит!
– Ладно, пошли. Посмотрим, что там за бокс такой, – сказала Левая Обезьяна.
Как известно всем ребятам, кенгуру – отличные спортсмены. Они прыгают дальше всех, показывают отличные результаты в беге, да и юношеская волейбольная команда у них неплохая. Но главный вид спорта для жителей Кенгуралии – это кенгбоксинг. Чемпионат по кенгбоксингу – это не просто любимое зрелище, но и главный праздник года. Однако, если вы думаете, что главный праздник продолжается один день, как бывает у людей, то вы ошибаетесь. У кенгуру главный праздник года продолжается ровно год. А потом начинается следующий.
Сначала проводятся тренировочные бои среди молодёжи. К ним присматриваются тренеры, опытные кенгбоксёры дают им уроки и советы. Всё в присутствии зрителей и телекамер.
Потом проходят отборочные соревнования. Прошедшие отбор, проводят бои между собой, победители выходят в следующий круг – и так далее… Всё это с увлечением обсуждают зрители и специалисты, у всех есть свои любимые бойцы, за которых они страстно болеют и которых поддерживают во время поединка.
Ну, и в самом конце при огромном количестве зрителей происходят финальные бои, в которых и определяются три чемпиона: сначала в лёгком весе (среди кенгурят), потом в среднем (молодые кенгуру), а потом и в тяжёлом (взрослые). Победители получают золотые пояса чемпионов и бурную любовь зрителей и зрительниц.
Кстати, кенгбоксинг популярен не только в Кенгуралии. На бои сбегаются, слетаются и даже сползаются зрители со всех полян Вечнозелёного Леса. На финалах были замечены даже зайцы, которые, вообще-то, стараются не высовывать носа из своего огороженного стеной Зайцбурга!
Но тут усидеть дома просто невозможно! Тем более, по телеку сказали, что будет миллион зрителей!..
На сегодня был назначен самый важный поединок года – финальный бой в тяжёлом весе. Сражаться будут многократный чемпион Вечнозелёного Леса Джек Бабах и его более молодой соперник Бамс-Бумс. Победитель будет целый год носить пояс чемпиона и считаться самым мощным боксёром Вечнозелёного Леса.
Боксёр по кличке Джек Бабах был невероятно популярен в Кенгуралии, да и по всему лесу. Мало того, что он побеждал всех своих соперников, он был еще и страшно обаятельным кенгуру. Джек всегда выходил на ринг в ярко-красных боксерских перчатках и с цветком в зубах, поэтому его фанаты придумали и постоянно исполняли кричалку: «Кто идёт с цветком в зубах? Это мощный Джек Бабах!» Фанатки кричали иначе: «Кто идёт с цветком в зубах? Наш любимый Джек Бабах!». А во время боя все они – и фанаты и фанатки – часто кричали так: «Джек Бабах побьёт любого, будь он лев или корова!»
У его более молодого соперника была своя группа болельщиков и болельщиц. Они тоже придумали мощную кричалку, вот такую: «Бамс-и-Бумс идёт вперёд! Он Бабаха задерёт!»
Вот и сейчас фанаты каждого из бойцов старалась перекричать фанатов противника, а то и подраться с ними. Некоторые жгли бенгальские огни и даже запускали петарды, так что весело на стадионе стало задолго до начала боя.
Конечно, миллиона зрителей на поляне не было, даже если очень постараться и посчитать всех мух, комаров, пауков, мошек, бабочек, жуков, божьих коровок (они, впрочем, тоже жуки), кузнечиков, мотыльков, а также гусениц – больших, маленьких и среднего размера. Но всё же стадион был переполнен. Даже на деревьях, окружавших ринг со всех сторон, свободных мест было не найти: на каждой ветке сидела если не белка, то попугай, если не попугай, то сова, если не сова, то белка…
Левая Обезьяна и Львёнок Лев, взгромоздившись на спину слонёнка Потомушты, ели мороженое и с интересом ожидали начала боя. Образованный слонёнок энергично мотал головой и хлопал ушами, объясняя друзьям, чем хук слева отличается от апперкота, круговой удар ногой в ухо соперника от прямого удара в нос, а нокаут от нокдауна.
Обезьяна слушала вполуха. Ей все эти тонкости были неинтересны. Интересны были крики болельщиков, бенгальские огни, ощущение какого-то очень важного события, которое происходит на твоих глазах. Хотя, если вдуматься, какое дело обезьяне до боёв между кенгуру!..
Затрубили фанфары. На ринг вышел кенгуру с галстуком-бабочкой – знаменитый на весь лес телеведущий по кличке Тянучка Майк. Он объявил всем, какой замечательный бой сейчас начнётся и как весь мир с трепетом и волнением ожидает его начала. А потом, вдохнув побольше воздуха, затянул своё знаменитое на весь лес затягучее вступление:
– Дааамы и господа! Приготовьтесь топать! и-и-и-и-и… хлллопать! На ринг вызывается!.. претендент на звание!.. лучшего кенгбоксёра года!.. блистательный Бамс!.. ииии!.. Бууууууууууууууууууууууууууумс!
Под восторженный рёв зрителей и взрывы хлопушек на ринг выскочил первый боец. Он обошёл весь ринг, приветствуя зрителей поднятыми вверх небольшими, но крепкими лапками в синих боксёрских перчатках.
А знаменитый телеведущий продолжал свою тянучку:
– На ринг вызывается!.. многократный чемпион!.. Вечнозелёного Леса!.. неподражаемый!.. Джек – цветок в зубах!.... Баааааааааааааааааааааааа! Баааааааааааааааааааааах!..
Снова рёв зрителей, музыка, салют. Ослепительно улыбаясь, на ринг выпрыгнул второй боец – в красных перчатках и с ромашкой в зубах. Он тоже махал зрителям руками и стучал кулаком себя в грудь, как мужественная горилла.
Ударил гонг и бой начался. Не стану рассказывать в подробностях, как он проходил. Скажу только, что Тянучка Майк комментировал каждый удар, каждое движение кенгуру-боксёров. Зрители радостно выли, пищали и хлопали при каждой удачной атаке, а в перерывах между раундами скандировали свои кричалки и размахивали зажженными бенгальскими огнями. В общем, всё как обычно бывает на таких праздниках.
Кончилось всё тем, что чемпион ударом своей могучей «лыжи» уложил претендента на землю. Судьи засчитали победу нокаутом. Зрители свистели, завывали, кричали и хлопали не переставая.
Когда Бамс-Бумс немного очухался, снова загремели фанфары. Судья объявил победителя и вручил ему золотой пояс абсолютного чемпиона Леса по боям по всем правилам. Джек Бабах гордо ходил по рингу, держа в руках свой золотой пояс. А потом надел его на себя.
Что случилось дальше, никто сначала не понял. Чемпион остановился и перестал размахивать руками. Зрители продолжали шуметь, но постепенно крики стали затихать. А потом наступила полная тишина.
В ярких лучах прожекторов стало видно, что на месте абсолютного чемпиона Вечнозелёного Леса Джека Бабаха стоит опоясанное золотым поясом соломенное чучело!..
Радость сменилась ужасом, зрители ломанулись на выход, толкаясь, падая и наступая друг на друга. Стадион опустел так же быстро, как недавно опустела полян, где снимали передачу про здоровье.
Чучело так и осталось стоять посреди ринга, опоясанное золотым поясом чемпиона и с ромашкой в том месте, где у Джека должны были находиться зубы.
ЧТО ЭТО БЫЛО?

Но и на этом странные дела не закончились. Через несколько дней зайцы обнаружили в кабинете своего мэра господина Зайцмана соломенное чучело – тоже в виде зайца. На шее у чучела была медаль мэра города на золотой цепочке. А сам мэр просто исчез – пропал без следа. Полиция объявила его в международный розыск, но результатов не было. И даже слухов о том, что кто-то где-то видел этого господина, пусть и с мышью в зубах, по лесу не ходило…
А потом такая же история случилась с самим начальником Лесной Полиции. Зашедший к нему в кабинет полицейский пёс увидел, что в кресле генерала Волковоя сидит соломенное чучело генерала Волковоя – в мундире, фуражке и с именными золотыми часами на соломенной руке.
Назначенный исполнять обязанности начальника полковник полиции Барсуков объявил план «Перехвост» и тут же ушёл в отпуск «по семейным обстоятельствам».
В новостях Лесного ТВ заговорили про «оборотней в погонах», по лесу поползли страшные слухи…
Зверята собрались у Большого Дерева, чтобы обсудить странные события. Вопросов было три: кто всё это делает, зачем он всё это делает, и что теперь делать им, мирным жителям Вечнозелёного Леса.
– Мячики подменила, скорее всего, Барабашка, – рассуждал слонёнок. – Как говорил знаменитый сыщик Шерлок Хомякс, почерк один и тот же.
– А где ты её почерк видел? – удивилась Ёжка. – Она что записочки оставляет?
– Да нет, просто у каждого преступника свой способ совершать преступление. Ну, просто так говорят – почерк.
– Тогда да, почерк похож: забрала хорошую вещь, подкинула плохую…
– А вот с доктором Мышеловой, с боксёром и полицейским – это уже не Барабашка, – продолжал свои рассуждения Потомушта. – Мячик подменить или разбитую чашку вместо целой подсунуть – одно дело, а вот живых зверей подменять – совсем другое. Про Барабашку никто никогда не говорил, что она такое делает.
– Зато она может стулья двигать, – сказала Бушка-Барашка. – Ты, такая, садишься, а стул из-под тебя – вжик! – и уехал…
– Может тогда это Дед Бабай зверей ворует? – предположил ёжик Ежи.
– Мама говорит, что Бабай меняет непослушных зверят на подменышей – злых и хищных, – добавила овечка.
– Ну, точно, это Бабай! – воскликнул львёнок. – Доктор Мышелова была умная и добрая, а подменыш – хитрая, хищная и вообще – не доктор!
– А боксёр? Его же не на другого зверя поменяли, а на кучу соломы, – возразила кислая Правая Обезьяна. 
– Да, это почерк совсем другого преступника, – глубокомысленно покивал головой Потомушта. 
– А я знаю, кто чучела подсовывает, – страшно округлив глаза, сказала Ёжка. – Это Мудрила Страшный, точно вам говорю!
И две точечки на ее голове тревожно закачались.
– А это ещё кто такой?! Я про такого зверя не слыхала, – удивилась обезьяна.
– И в книжках про него ничего не сказано, – подтвердил слонёнок. – Был в одной сказке Страшила Мудрый, но он был добрый…
– Нет, это другой! – воскликнул ёжик Ежи. – Нам бабушка про него рассказывала.
– Это такой специальный злодей, – поддержала его сестра. – Он сам соломенный, глаза из угольков, и всем настоящим зверятам завидует. Может живого забрать, а вместо него подсадить чучело.
– А я вот про что подумала, – сказала Правая Обезьяна. Лицо её было таким же кислым, как всегда, но голос стал неожиданно уверенным. – Он ведь неспроста самых сильных и важных зверей подменяет. Лучшего боксёра забрал – раз! Начальника полиции забрал – два! Мэра – три! Может он тут сам начальником стать хочет?! Всё тут захватить и стать царём…
Все изумлённо уставились на Правую Обезьяну. Так далеко подозрения ни у кого не заходили. Было о чем поразмыслить. Как говорится, бубубу…
– И что нам с этим Мудрилой делать? – спросил Львёнок Лев.
– И с дедом Бабаем? – спросил слонёнок.
– И с Барабашкой? – добавила овечка.
– Используйте орудия победы! – раздался вдруг непонятно чей, но сильный и уверенный голос. Никто не заметил, как на поляну прилетел и уселся на соседней ветке их старый знакомый – Жёлтый Тукан. А у разносчика объявлений опять что-то щелкнуло, и он сказал уже своим скрипучим и цыкающим голоском:
– Победы орудия используйте, цык-цык!
Ещё немного потоптавшись на месте и покрутив туда-сюда огромным клювом, Тукан снова – для особо непонятливых – повторил свой совет:
– Победы используйте орудия! Ага, ага!
Взмахнул крыльями – и был таков.
– Ага-ага, – сказала обезьяна. 
– Вот оно что, – сказал львёнок.
– Вон оно как, – сказал слонёнок.
– Про что это он? – не поняли ёжики.
– Какие орудия? – не поняла овечка.
– Победы, – сказала Левая Обезьяна.

ПОРА В ДОРОГУ

На следующий день стало известно ещё о двух происшествиях – одном странном и одном страшном.
Странное произошло прямо у слонёнка дома, на Слоновой Поляне. У старейшины и мудрейшины – слона по имени Элефантус – был украден древний Символ Мудрости. Это был золотой посох, старинная вещь, без которой на Слоновой поляне не открывали ни одного праздника. Этим же посохом освящались свадьбы и новорожденные слонята. А когда для решения какого-то очень важного для всех вопроса собирался Совет Мудрейших Вечнозелёного Леса, открывал его непременно представитель слонов, трижды стукнув о землю этим самым Символом Мудрости.
Так вот, когда Элефантус собрался утвердить имя новорожденного слонёнка и стукнул посохом об землю, оказалось, что хобот его обвивает не старинный золотой посох, а корявую палку – кривой сучок…
А второй случай – страшный – произошёл в посёлке Собаково. Взбесился молодой пёс по имени Бобик. Он всю дорогу был непослушным, пропускал уроки в Школе следопытов, часто убегал из дома. Но тут случилась явная подмена. Ни с того ни с сего он набросился на своего брата Шарика и укусил за ухо. Правда, брат не растерялся и нападение отбил. Но после этого Бобик убежал в лес, а Шарику пришлось делать уколы от бешенства.
А следом пошли тревожные сообщения из других частей Вечнозелёного Леса. Например, о нападении бешеного пса на молоденькую зебру. Или о том, что бешеного пса видели вместе с бешеной лисицей – они бежали от Хомясусликова с хомяком и сусликом в зубах…
В общем, снова дедушка Бабай отличился…
Стало понятно, что этим дело не кончится. Продолжения атаки можно было ждать в любой момент и в любом месте. А главное, никто толком не понимал, как от этого всего защититься.
– Кажется, нам пора в дорогу, – тяжело вздохнув, сказала Левая Обезьяна.
– Мне тоже так кажется! – закивал слонёнок Потомушта.
– Отправляемся прямо сейчас? – спросил Львёнок Лев.
– А чего ждать? – ответила обезьяна. – Когда нас самих в чучела превратят?
– Ну, пошли, – согласился Лев.
Часть 5


На пляже возле посёлка Бобрищи, где зверята в прошлый раз оставили свой плот, лежал Жёлтый Дракон. Он неотрывно глядел на реку, на звук их шагов даже не обернулся.
Если не приглядываться, можно было подумать, что Дракон высматривает себе добычу. Но смотрел он намного дальше: взгляд его был направлен в бесконечную даль, потому что именно там, как считается, находится Мудрость Мира. Вот её Дракон и высматривал.
С опаской поглядывая на этого крылатого змея, зверята подошли к своему плоту и принялись тащить его в воду. Тогда Жёлтый Дракон, так и не повернув головы, вдруг произнёс что-то очень мудрое и чрезвычайно важное.
– Помни свой путь, следуй ему. Только так достигнешь цели, – вот что он сказал.
Зверята замерли, стараясь понять, кому мудрец всё это говорит, – им, зверятам, или сразу всему свету, как обычно поступают мудрецы.
– Дяденька дракон, вы нам говорите или вообще? – спросил бобрёнок Бобря.
Вместо ответа Дракон выложил ещё одну мудрую мудрость:
– Несущий огонь войдёт первым! Несущий свет – вторым! Несущий чудо – третьим.
И пока зверята обдумывали услышанное, Жёлтый Дракон разглядел в бесконечной дали третий мудрый совет и произнёс:
– Ни четвёртым, ни пятым, ни шестым во тьму дороги нет, ибо сами не пройдут и первым дорогу преградят!
Потом Дракон взмахнул своими огромными жёлтыми крыльями и, так ни разу и не обернувшись, полетел через реку к далёким неведомым землям.
– И чего этот дракон такое мудрое нам сообщил? – спросил Львёнок Лев. – Несущий чего-то там… куда-то там войдёт… первым…
– Он прав, – сказала Левая Обезьяна.
– А я Лев, – сказал львёнок. – И что?
– А то! Он сказал, что нам надо идти тем путём, который мы знаем, тогда у нас всё получится.
– И что бобрёнку с нами нельзя, – добавил слонёнок. – Надо идти втроём.
– А как же мы без Бобри плыть будем? – не отставал львёнок.
– Нам нужны вёсла… Поможешь, Бобря?
Бобря помог. Первым делом выгрыз всё лишнее из толстого брёвнышка, и получилась у него немного кривая, но мощная лопата, которой вполне сможет грести Потомушта. Затем из бревнышка потоньше сделал весло для Льва, а из длинного березового ствола – шест для обезьяны.
– Будешь на мелководье от дна отталкиваться, – объяснил он. – Я тебя научу.
Время перевалило уже далеко за полдень, когда плот, наконец, спустили на воду. Левая Обезьяна взяла в руки шест и, отталкиваясь от дна, как показал ей бобрёнок, вывела плот на середину реки. А там его подхватило сильное серединное течение и понесло в туманную даль.
Бобрёнок помахал им вслед и отправился на свою поляну, надеясь, что его, наконец, возьмут поиграть в Водное Полено…
Но сегодня ему будет не до игр. Просто он об этом пока не знал.

ВЫСАДКА ДЕСАНТА

Когда ударил невидимый колокол, и плот вышел из густого тумана, небо над Тёмным Лесом оставалось таким же серым, а краски такими же тусклыми, как и во время первого путешествия зверят. Подплывая к пляжам серых крокодилов, серых бегемотов и крупных серых птиц, они заранее хватали вёсла и принимались грести как можно быстрее, чтобы опасные обитатели тёмной части леса даже и не пытались за ними угнаться. А вот зебр, антилоп, варанов и черепах они особо не опасались, проплывая мимо них спокойно.
Потом пошли пустые пляжи.
– Может, тут вылезем? – предложил львёнок.
– Нет, нам нужен другой пляж, – ответил Потомушта. 
– Какой?
– Такой же, как возле Бобрищ. Откуда мы отплывали.
– Почему именно он?
– Так было в игре. Последний кружок, после которого поле переворачивалось, был рядом с Бобрищами. Это путь, который мы помним, по нему и надо идти.
– Ты что всю игру помнишь? – удивился львёнок. – Всю-всю?!
– У меня память фотографическая, – сказал Потомушта. – Что увижу, то и запоминаю.
– Здорово! А я так не могу…
– Слонёнок будет нашей картой, – сказала Правая Обезьяна. – Будем идти по слонёнку.
– Вот это место, – сказала «карта», – причаливаем.
Львёнок и слонёнок взялись за вёсла, а когда шест стал доставать до дна, подключилась и Правая Обезьяна. Зверята сошли на берег, на всякий случай втащив за собой плот, и двинулись в Тёмный Лес.
Спасательная команда приступила к работе.
ТЁМНО, ТИХО, НЕСПОКОЙНО

Лес был не просто тёмным и бесцветным, он был ещё и тихим и пустынным. Если и раздавались какие-то звуки, то только истошные крики птиц, да и то очень редко. Зверей и зверят было не видно и не слышно.
– А где все? – через некоторое время спросил львёнок. – Почему тут везде пусто?
– Попрятались. Тут хищники повсюду, – объяснила Правая Обезьяна. Откуда она это знает, никто не спросил. Но она была права: в Тёмном Лесу зверята сидели по норам, а если своей норы не было, прятались в кустах, стараясь не шуметь, чтобы не стать чьим-то обедом или ужином.
А в остальном лес был почти таким же, как дома: те же елки и сосны вперемешку с кокосовыми и банановыми пальмами, те же кусты по бокам дороги, ведущей от одной полянки к другой, те же развесистые дубы и баобабы на полянах… Только немножко серые.
Но вскоре гости на себе почувствовали, насколько этот лес отличается от Вечнозелёного Леса, спокойного и безопасного.
Львёнок, привычно бежавший впереди, вдруг почуял угрозу, остановился и пригнулся к земле. Кисточка его хвоста тревожно задёргалась из стороны в сторону. А из кустов один за другим стали выходить лохматые пятнистые звери, похожие одновременно и на собак, и на кошек, – гиены. Угрожающе рыча и скаля желтые зубы, они обступали команду спасателей. Ростом гиены были не очень велики, зато их было много, и нападать они готовились сразу со всех сторон. В одиночку перед этой стаей вряд ли устоял бы даже Потомушта.
К счастью, он был не один.
Правая обезьяна тут же прыгнула на ближайшую кокосовую пальму и принялась запасаться боеприпасами. Потомушта схватил с земли какую-то суковатую палку и приготовился отражать нападение. Львёнок просто оскалил зубы, показав гиенам, что совершенно их не боится.
По команде своего вожака гиены бросились в атаку. Львёнок Лев стоял впереди, отбивая нападения, колотя злобных хищников то правой лапой, то левой. В случае необходимости, вцеплялся в нападающего зубами и, сильно мотнув головой, отбрасывал его в кусты. Оттуда изрядно потрёпанный зверь, жалостно скуля, уползал зализывать раны.
Потомушта отбивал наскоки гиен своими толстыми тяжёлыми ногами. При этом ещё и размахивал палкой, защищая с тыла своего друга львёнка.
А его самого с тыла защищала боевая артиллерия Правой Обезьяны. Едва какая-нибудь гиена подбиралась к Потомуште сзади, как в неё тут же летели мощные бронебойные кокосы, отбивая всякое желание подходить ближе…
После нескольких успешных попаданий кокосовым снарядом, мощной ногой слона и железной лапой молодого льва, хищники отступили. Те из них, кто остался цел и невредим, просто скалили зубы и угрожающе рычали, а те, кому досталось, пятились, жалобно повизгивая.
Слонёнок грозно затрубил, расправив уши, и затопал своими толстыми ногами, делая вид, что гонится за гиенами, и тогда вся стая вмиг развернулась и бросилась наутёк.
– Ура! Мы победили! – закричал Львёнок Лев. – Передовой отряд «Острые когти», свою задачу выполнил!
– Тыловая артиллерийская батарея «Кокос» свою задачу выполнила! – подхватила Правая Обезьяна.
– Ударный отряд пехоты «Топотун» свою задачу выполнил! – доложил Потомушта.
– Победу отпраздновали, пора идти, – уже серьёзным голосом сказала обезьяна. – Они скоро вернутся.
– Слушай, Слон, а как тебе удалось целое дерево из земли выковырять? – поинтересовался львёнок, когда они снова двинулись в путь.
– Сам не знаю, – признался слонёнок. – Наверно, с перепугу.
– Да-да, с перепугу чего только не сделаешь! – закивал головой львёнок.
– Кто-то с перепугу начинает выть и удирает, а наш Слон становится сильнее, – сказала Правая Обезьяна. 
– Вот как нам повезло с другом! – добавил львёнок.
– И мне с друзьями повезло, – ответил Потомушта.
И не потому, что был очень вежливым, а потому что действительно так думал.
ВОРИШКА-БАРАБАШКА

Через некоторое время слонёнок привел их на полянку, на которой стояло что-то невиданное в Вечнозелёном Лесу, – разноцветный забор, как будто выкрашенный цветными фломастерами, а за ним такая же пёстрая избушка – дом Барабашки. На фоне тёмных деревьев и серого неба яркие краски казались какими-то особенно неестественными.
Возле избушки росли яблони, груши, сливы, персики, абрикосы, а под деревьями ходила сама хозяйка – толстенькая и румяная то ли девочка, то ли бабушка в пёстром платье, тоже как будто выкрашенном фломастерами. В руках у неё была длинная блестящая палка, которой она сбивала с деревьев спелые фрукты. Слонёнок сразу же узнал эту палку.
– У неё посох дяди Элефантуса! – шёпотом сказал Потомушта. – Это она его украла!
– Давай её напугаем, – тоже шёпотом предложил львёнок. – Я на неё ка-ак напрыгну, она ка-ак испугается! И сразу всё нам отдаст – и посох и ещё мячик!
– Давай сначала с ней поговорим! – сказал слонёнок. – Может она так отдаст…
Правая Обезьяна недоверчиво хмыкнула, но возражать не стала.
Потомушта подошёл к забору и вежливо, как он всегда это делал, поздоровался с Барабашкой.
– Здравствуйте! Я слон. Меня зовут Потомушта.
– Кто тебя зовёт, тот пусть и зовёт, – отвечала толстая то ли девочка, то ли бабушка. – А я не звала!
И повернувшись спиной, принялась укладывать в корзинку сбитые с деревьев груши. Слонёнок хотел в ответ тоже перейти на «ты», но природная вежливость ему не позволила:
– У вас посох моего дяди, – сказал он. – Вы, тётенька, его украли.
– Ничего я не крала! Мы поменялись: я ему свой посох дала, он мне свой.
– Дядя Элефантус вам ничего не давал! Он вообще с вами не знаком!
– Какая разница – знаком или нет! У него моя палка, у меня его палка, так? Значит, это честный обмен.
– Нет, нечестный!
– Нет, честный!
– Да зачем вам дядин посох?
– Красивый! Я такие блестючие штучки очень люблю. И не ломается. Лучше, чем сучок деревянный!
– Деревянным тоже можно груши с дерева сшибать! А у нас без этого посоха праздники начинаться не могут! И имена новорожденным слонятам давать нельзя, иначе слонёнку счастья не будет. Отдайте посох!
– Не отдам, – твёрдо сказала Барабашка. – Вы меня на свои праздники не звали, а про ваших слонят мне вообще неинтересно. Поменялись и всё!
– А наш мячик зачем утащила?! – вступил в разговор львёнок. – Подсунула какой-то малышовый!
– Не утащила, а обменяла! Всё честно.
– Нечестно, нечестно! Мы с друзьями играли и вдруг посреди игры у нас мячик спёрли!
– Не спёрли, а обменяли, – стояла на своём то ли девочка, то ли бабушка. – Ко мне тоже знакомые приходят поразвлечься, а старый мячик уже почти сдулся. Как же нам играть?
– Купи себе новый!
– Вот ещё! Зачем мне что-то покупать, если я могу обменять бесплатно! На Птичьем Рынке знаешь сколько всего интересного можно добыть!.. И без всяких денег!
– А ещё ты у меня сразу две вещи украла – чашку и вилку. А вилка – бабушкин подарок! Это честно?! – возмутился Львёнок Лев.
– Тупой лев! – рассердилась Барабшка. – Сколько тебе повторять – не украла, а поменялась!
– А вот я сейчас на тебя ка-ак накинусь! – зарычал львёнок, – И всё у тебя отберу! Отдай по-хорошему!
– Не отдам! Да ты всё равно не сможешь их в свой лес унести. У меня колдовство сильное!
– Вот вам палка! – сказал слонёнок. – Целый ствол дерева! Можете им груши сшибать, можете яблоки, можете подраться с кем-нибудь… Давайте обменяемся!
– Ты чего, совсем глупый? – презрительно заулыбалась Барабашка. – Я не беру вещи из своего леса – только из вашего. Так колдовство устроено. Ничего вы мне не сделаете, – закончила она, подняла с земли корзинку с фруктами и, не отвечая на возмущённые вопли львёнка и гуканье слонёнка, ушла в свою избушку.
– Может, всё-таки перелезем через забор и отберём свои вещи?! – предложил львёнок. – Вдруг она врёт про колдовство?
– Не врёт, – сказала Правая Обезьяна. – Вот получим Орудия Победы, тогда она у нас попляшет!
– И споёт, – сказал Потомушта.

ХОТЬ ШЕРСТИ КЛОК

Пошли дальше. Слонёнок, вспоминая карту и маршрут, командовал, куда сворачивать, а львёнок бежал впереди, всё осматривая и обнюхивая, как настоящий разведчик из отряда «Острые когти».
Но вся эта разведка не сильно им помогла, когда на одной из пустынных (с виду) полянок они подверглись нападению с неожиданной стороны – сверху.
На ветвях деревьев, окружавших эту поляну, сидели вороны, множество ворон. Увидев зверят, они зашумели, закаркали и стали подниматься в воздух. А потом принялись одна за другой пикировать на львёнка и обезьяну, стараясь выдернуть у них по клочку шерсти.
Не атаковали только слонёнка. Не сказать, что он был совсем уж не шерстяной, – нет, кое-какой пух на голове и спине у него был, – просто воронам гораздо больше нравился густая светлая грива львёнка и тёмная шерстка обезьяны.
Отбиться от нападения было бы несложно, если бы эти серые птицы нападали по одной. Но вороны очень хитрые существа, поэтому атаковали исключительно боевыми двойками и тройками: пока одна-две птицы налетали спереди, отвлекая внимание, третья заходила сзади и, вырывав клочок шерсти, быстренько улетала. Зачем они это делали – собирались утеплять свои гнезда или же такое у них было весёлое развлечение, – понять было сложно, но зверятам пришлось несладко. И мощный хобот слонёнка тут мало мог им помочь.
И тогда Потомушта использовал свой хобот по-другому: втянул побольше воздуха и мощно затрубил. Получился настоящий Зов Предков, которому его так долго обучала учительница музыки. Вороны всполошились, сорвались со своих мест и улетели от греха подальше…
Львёнок облегчённо вздохнул и сказал:
– Здорово ты их, Слон! Мощно так!..
– Вот что значит профессиональное владение инструментом! – добавила Правая Обезьяна.
– Наконец-то я понял, зачем столько времени с учительницей занимался! – сказал довольный Потомушта.
ПЛЕННИКИ ДЕДА БАБАЯ

Дом Бабайки оказался совсем не таким, как у Барабашки. Это была скучная серая изба с соломенной крышей. Из трубы валил дым.
На участке не было фруктовых деревьев, зато было множество грядок с огурцами, картошкой, капустой, помидорами, кабачками и прочими вкусными и полезными овощами.
Возле дома и на грядках копошились несколько зверят разного размера и возраста. Кто-то подметал двор, кто-то таскал дрова для печки, кто-то носил воду из колодца, остальные пропалывали грядки, что-то сеяли или, наоборот, собирали урожай.
– Мами своёй не слушаешь, Бабайки слушать будешь! – говорил им хозяин.
С виду смешной, неловкий, хромоногий и криворукий, Дед Бабай и говорил странно – какими-то неправильными словами. Однако пленники его боялись: он был сильный колдун и строгий хозяин.
В тот момент, когда спасатели подошли к забору бабайкиного дома, он сидел на скамейке перед домом, вытянув свою больную ногу. А над ней склонилась знаменитая телеведущая – доктор Мышелова. Лисица осматривала ногу, мяла её, простукивала, смазывала какой-то мазью. Закончив процедуры, она закрыла баночку с мазью, уложила её в сумку с красным крестом и ушла в дом. А Бабай встал и, прихрамывая, пошёл проверять, всё ли в порядке в его хозяйстве.
– Эй, ты! Зачем нашего доктора утащил! – закричал львёнок из-за забора. – Её передачу все звери ждут! Отпусти её!
– Ой-ой! Как отпусти? Куда отпусти? – запричитал Бабайка. – Ёй собака съисть! Ёй волк съисть! Ёй в лес ходить ни-ни!
– Мы её защитим! Выпусти её!
– Ой-ой! Как выпусти? Куды выпусти? – снова запричитал дедок. – Бабайки ногу больно! Кто Бабайки лечить будет?! Уходи, злой!
– Ты её украл!
– Ой-ой, как украл?! Бабайка никто не украл! Бабайка менял! Менял – можно! Украл – ни-ни! Уходи, злой!
Дед свистом подозвал своего цепного пса и, указав пальцем на обезьяну и её друзей, приказал:
– Скушай этот злой! Ам-ам!
Пёс побежал к забору и залаял, а Бабайка развернулся и, прихрамывая, пошёл к своим работникам, крича:
– Ай-ай, глупый енот! Кто так репу собирает! Плохой! 
И принялся показывать нерадивому работнику, как собирают репу настоящие профессионалы.
А пёс, для виду ещё погавкав, вдруг сказал:
– Извините, ребята, я не потому лаю, что злой. Просто Бабай мне сторожить велел. Мы все должны его слушаться, иначе он еды не даст.
И опять для виду погавкал.
– Ты Бобик? – спросил львёнок. – Это тебя неделю назад Бабайка подменил?
– Да, меня. Я глупый был – маму не слушал, спать не ложился, школу прогуливал, вот теперь отрабатываю.
И он снова (для виду) грозно залаял.
– А убежать не пробовал? – спросила Правая Обезьяна.
– Не пробовал. Гав-гав!.. Я тут недавно. Но другие пробовали: вот Козлан, который копытный, убегал. Другие, говорят, тоже пробовали. Ни у кого не вышло…
– Пошли с нами, мы тебя выведем! – предложил львёнок.
– Да бесполезно! У Бабайки колдовство сильное: кого он подменил, те выбраться не могут. Козлан говорил: отойдёшь от избы на сто шагов, глядь, а дорога опять к избе ведёт!.. Так и ходил, пока не надоедало. Вот если найти подменыша в Вечнозелёном Лесу, можно попробовать как-то расколдовать – поменять нас обратно. По-другому не получится…
– А как он в Тёмном Лесу зверят находит, чтобы подменить?
– Едой приманивает. Тут еды мало, зверята вечно голодные сидят. А он котел с едой выставит – тут же сбегаются.
– Мы тебя непременно расколдуем! – пообещала Правая Обезьяна. – Только не сейчас. Сначала нам надо добыть Орудия Победы.
– И про других ребят не забудьте!
– Не забудем, – сказал Потомушта. – У нас память фотографическая.
Заподозрив, что новый сторож недостаточно активно гавкает на непрошенных гостей, Бабайка насупил свои густые брови и угрожающе помахал ему кулаком. Бобик снова залаял с таким видом, будто, и правда, очень зол на пришедших и вот прямо сейчас готов разорвать их на мелкие кусочки.
Но когда они собрались уходить, на прощание сказал:
– Передайте привет моему брату Шарику. И маме с папой!

ЕГО СОЛОМЕННОЕ ВЕЛИЧЕСТВО

Дом Мудрилы Страшного был окружён высоким каменным забором, а железные ворота оказались заперты, так что никто из спасателей не мог даже заглянуть во двор, не говоря уж о том, чтобы войти.
Слонёнок постучал. Через некоторое время в воротах с лязгом отворилось окошко, оттуда на них уставились черные глазки хозяина. Немного присмотревшись, зверята поняли, что лицо у Страшилы Мудрого не совсем настоящее. Точнее, совсем ненастоящее! Это было просто набитый соломой серый мешок, на котором толстыми чёрными нитками была вышита неестественная улыбка, а выше пришита пара угольков, изображающих глаза. Брови были тоже из ниток – весело приподнятые, как у клоуна. А вот нос Страшиле пририсовать забыли…
– Что надо вам от Его Соломенного Величества? – важным голосом спросил Мудрила.
– Здравствуйте, – сказал вежливый слонёнок. – Мы ищем одного волка, одного зайца и одного кенгуру. Они не у вас?
– У Моего Величества не зоопарк, а резиденция! – торжественно отвечал Мудрила. – В Лесу ищите своих диких животных. Моё Величество к вам, неумытым, даже прикасаться брезгует!
И гордо задрал свой отсутствующий нос.
– Это в вашем лесу все звери дикие, а у нас в Вечнозелёном – умные и образованные! – сказал слонёнок.
– А некоторые даже умытые, – добавил львёнок.
– И что?
– Как что?.. Мы хотим своих найти и вернуть домой. Их там ждут!
– Моё Величество тут ни причём ва-а-аще! – стоял на своём Мудрила Страшный. – Никаких зайцев тут нет!
– А волков?
– И волков тут нет. И кенгуру тут тоже нет.
Но тут из глубины двора донёсся глухой, но ясно различимый волчий вой.
– Как же нет волков?! – закричал Львёнок Лев. – А кто там воет?!
– Кто надо, тот и воет! – рассердился Мудрила Страшный. – Отвали, пацан!..
И захлопнул окошко.
– Не отдашь наших зверей, тебе же хуже будет! – зарычал львёнок.
Окошко снова приоткрылось.
– И что ты Моему Величеству можешь сделать, жалкий кошак?! – засмеялся Мудрила. При этом лицо его оставалось совершенно неподвижным – всё та же широкая, на пол-лица улыбка, пришитая чёрными нитками к серой мешковине, те же весело приподнятые брови и пристальные черные угольки глаз.
– Ты погоди, пацан! – Мудрила перешёл на зловещий шёпот. – Моё Величество ещё само к вам придёт! Все будете ему прислуживать! В ножки кланяться!
С этими словами колдун окончательно захлопнул окошко и ушёл.
Зверята принялись обсуждать, что теперь делать. Левая Обезьяна предлагала уйти, Правая предлагала остаться и всё как следует разведать, слонёнок сомневался, а львёнок желал немедленно проломить ворота и показать «этому величеству», что такое Настоящий Лев. На что ему возразили, что ворота железные и чтобы сломать их, нужен трактор. Или танк…
А пока они спорили, ворота распахнулись и оттуда на высоченных деревянных ходулях вышел Мудрила Страшный в серой шляпе и сером пальто. Он запер ворота и стремительно зашагал куда-то вглубь леса, даже не взглянув на зверят, как будто они – пустое место.
– Высоченные какие ходули! Выше меня! – поразился слонёнок. – Интересно, как он с них не падает?
– Мне другое интересно: куда это он поскакал? – задумчиво спросила Правая Обезьяна.
Посовещавшись, спасатели решили, всё же, осмотреть двор, раз уж Их Соломенное Величество ускакало. Но войти через ворота они не смогли, как львёнок ни пытался их проломить.
– Слушай, Правая Обезьяна, давай я тебя подмышки ухвачу и перекину через забор! – предложил обезьяне Потомушта. 
– Я не Правая, я Левая! – тут же захныкала обезьяна. – Там высоко!.. Я стукнусь!..
– Ну, тогда просто залезай ко мне на спину, а оттуда на забор!
Этот вариант тоже не сработал: даже со спины слонёнка обезьяна не могла дотянуться до верхнего края забора, а без этого ухватиться ей было не за что.
Тогда в конструкцию добавили еще один этаж – львёнка, который залез на спину слона, да ещё и встал на задние лапы, опираясь передними о забор. Вот тогда обезьяна взобралась ему на плечи и смогла, наконец, заглянуть во двор.
Между деревьями, окружавшими каменный дом Мудрилы Страшного, обезьяна увидела множество сараев и сарайчиков самых разных размеров – от мелкого, как собачья конура, до здоровенного, как ангар для самолёта.
Она перепрыгнула с забора на ветку ближайшего дерева и спустилась во двор. Подошла к дому, попыталась заглянуть внутрь. Ставни на окнах были закрыты и снаружи не открывались. А сам дом был заперт на тяжёлый железный замок, открыть который или просто сломать ей было не по силам.
Тогда она пошла осматривать сараи. Они тоже были каменные, крепкие, вдобавок – без окон. Первый же сарайчик, к которому она подошла, тоже был заперт. Правая Обезьяна подёргала замок, поскреблась в дверь, и тут же внутри кто-то зацокал когтями.
– Эй, там! Есть кто живой? – крикнула она.
Изнутри тут же раздался строгий командный голос:
– Говорит начальник Лесной Полиции генерал Волковой. Сообщаю о покушении на себя со стороны неустановленного лица по кличке Мудрила Страшный.
Обезьяна тут же собезьянничала и ответила генералу, как настоящая полицейская собака:
– Товарищ генерал! Меры принимаются. Как только представится возможность, вы будете освобождены.
– Представьтесь! – строго сказал генерал.
– Участник операции по спасению, рядовой Правая Обезьяна. Разрешите продолжать операцию?
– Разрешаю! – сказал Волковой. – Доложите руководству о том, что неустановленное лицо по кличке Мудрила Страшный готовит операцию по захвату власти в Вечнозелёном Лесу и порабощению его обитателей. В связи с чем, следует незамедлительно принять меры безопасности и по возможности нейтрализовать злоумышленника!
– Так точно! Меры будут приняты! – ответила обезьяна. – А где сейчас неустановленный Мудрила? 
– Ушёл на Птичий рынок колдовать, – сказал волк уже обычным, не командным голосом. – Не иначе, ещё кого-то подменить собирается. Он всегда туда ходит…
Услышав, как они переговариваются, заголосили и звери, запертые в соседних сараях. В одном на скверные бытовые условия жаловался мэр города Зайцбурга господин Зайцман, в другом требовал свободы боксёр-кенгуру по кличке Джек Бабах, утверждая, что у него через час тренировка, которую пропускать нельзя.
А в третьем сарайчике (размером с конуру) обнаружился ещё и бобёр, про похищение которого они не знали. Это оказался старшина бригады плотников (а заодно – папа бобрёнка Бобри) Бобрис Бобрисович Бобрищин. Попал он сюда буквально только что, поэтому никак не мог понять, где находится и что с ним происходит. Правой Обезьяне пришлось его успокаивать и всё ему объяснять.
Нельзя сказать, что объяснения сильно его утешили…
В остальных сараях никого не было. Но и совсем пустыми эти сараи назвать было нельзя: во многих из них находилась по соломенной фигуре какого-нибудь животного. Обезьяна видела чучела бегемота, крокодила, слона и льва. Ещё была соломенная зебра, соломенная антилопа, соломенный козёл и даже соломенный фламинго с палками вместо ног.
А на заднем дворе Правая Обезьяна обнаружила большой деревянный сарай, доверху набитый соломой, а рядом под навесной крышей стояла недоделанная фигура обезьяны.
Увидев это, Правая Обезьяна тут же прекратила осмотр и вернулась к своим друзьям. Она рассказала им обо всём, что смогла узнать, в том числе, о только что похищенном бобре и о заготовленном Мудрилой Страшным наборе чучел.
– Да, бобром дело не кончится, – сказал слонёнок.
Если бы зверятам не было так тревожно, все бы в этом месте немного похихикали над шуткой слонёнка. Но тут никто даже не улыбнулся.
– Но почему он на Птичий рынок ходит колдовать? – спросил львёнок. – Он что, из дома не может?
– Наверно, и правда, не может, – согласилась Правая Обезьяна. – Барабашка тоже туда ходит.
– Эх, жалко мы у Бобика не спросили, где колдует Бабайка, – дома или тоже на Птичьем рынке, – сказал Потомушта.
– Но почему именно там? – допытывался Львёнок Лев. – Есть много других мест, где можно колдовать. Почему они все туда идут?
– У нас по маршруту будет проход через Птичий Рынок, – сказал слонёнок. – Может, удастся подглядеть, что он там делает.
Подглядеть не удалось: Мудрила уже сделал своё колдовское дело и шагал домой. Не прошли они и половины пути до поляны под названием Птичий рынок, как мимо них на своих высоченных ходулях пронеслось чучело в развевающемся сером пальто. Его рот всё так же приветливо улыбался, бровки были всё так же умильно вздёрнуты вверх, а угольки глаз торжествующе поблёскивали, как будто их хозяину удалось сделать что-то замечательное или даже великое.
А вот команде спасателей похищение папы их друга Бобри не казалась таким уж великим делом. Более того, они собирались сделать всё возможное для того, чтобы подобные «замечательные» (в кавычках) события как можно скорее прекратились.
ДОРОГА К ДОМУ

На Птичьем рынке зверята не заметили ничего особо таинственного. Удивило их, разве что, как там мало птиц и как там тихо. Особенно если сравнивать с тем Птичьим рынком, который они знали по своему Вечнозелёному Лесу. Вот там всегда с утра до вечера кто-нибудь щебечет, чирикает, крякает или каркает, птицы разных размеров и цветов тучами вьются над поляной, сидят на ветках и разгуливают по поляне.
А здесь зверята не обнаружили ни торговых рядов, ни площадок для танцев, ни той деревянной дорожки – подиума, по которому в Вечнозелёном Лесу расхаживают пернатые красавцы на конкурсах красоты.
На месте подиума они обнаружили каменный круг, выложенный из больших серых валунов. Нетрудно было себе вообразить, как на эту поляну приходит колдун в колпаке со звёздами и шёлковом балахоне, встаёт в центре и, окружённый валунами, начинает размахивать своей волшебной палочкой…
Впрочем, колпаки, шёлковые балахоны и волшебные палочки – это из других книжек. В нашей сказке ничего такого не будет, извините…
Зверята осмотрели этот каменный круг, ощупали и обнюхали буквально каждый валун, но ничего особенно волшебного в них не нашли. Камни и камни…
– Когда вернёмся домой, надо бы и там на Птичий Рынок сходить, – сказал Потомушта. – Может тогда поймём, в чём дело.
– Ой, до этого ещё идти и идти, – кисло сказала Левая Обезьяна. – А мы ещё не обедали!
Слонёнок и львёнок переглянулись. До них вдруг дошло: в Тёмном Лесу Левая и Правая Обезьяна как бы менялись ролями. Тут Левая всего боялась, куксилась и жаловалась, а Правая, наоборот, была уверенной и спокойной, хотя и не сказать, что особенно весёлой.
– Мы уже почти пришли, – сказал слонёнок. – Скоро пообедаем. 
– Скорее, поужинаем – уточнил львёнок и облизнулся.
Через некоторое время они обнаружили, идут по дороге не одни. Справа и слева от них, иногда скрываясь за кустами, а иногда и в открытую, бежали волки – крупные, уверенные – видно, что не детишки… Правда, вели себя не агрессивно, нападать не пытались. То ли опасались (учитывая серьёзные размеры Потомушты), то ли выжидали более удобного момента…
Зато наличие такого почётного сопровождения защищало их от нападения других зверей или птиц. Во всяком случае, весь остальной путь к Большому Дереву прошёл более или менее спокойно. Если не считать постоянных жалоб Левой Обезьяны на то, что хищные волки вот, прям, сейчас на неё накинутся…
На подходе к Центральной Поляне ветер резко усилился. Следом громыхнул гром и ливануло с неба со страшной силой, так что, даже поднырнув под слонёнка, Обезьяне не удалось остаться сухой.
– Почему дождь? Разве сегодня четверг? – удивлялся львёнок.
– В Тёмном Лесу дождь идёт, когда захочет, – объяснила Правая Обезьяна.
– Он что живой?! – ещё больше удивился львёнок.
– Это никому неизвестно. Но командовать им никто не может. Хочет – пойдёт, хочет – перестанет.
– Странно ка-а-ак… – протянул львёнок. – Дождик сам решает, когда ему лить!..
Большое Дерево в Тёмном Лесу с виду было точно таким, как и в Вечнозелёном. Впрочем, рассмотреть его как следует им не удалось: сильный ветер трепал ветви дерева, а проливной дождь заливал им глаза, не давая всмотреться.
Но едва они подошли к дереву вплотную, как разница им открылась буквально сама: ударил колокол (такой же звук они слышали, когда входили в полосу тумана на реке, но тогда он прилетал издалека, а тут ударил где-то совсем рядом), и перед ними открылся проход – огромное дупло. Куда именно оно вело, понять было трудно.
Львёнок на секунду остановился, оглянулся на своих друзей, и собрался уже шагнуть вперёд. Но Правая Обезьяна крикнула ему:
– Стой! Первым идёт Потомушта.
– Почему?
– Помнишь, Жёлтый Дракон сказал, что первым войдёт несущий огонь?
– И что?
– Как что! Ты фишки в игре помнишь? Они же не просто так сделаны! У слона был факел – значит, он несет огонь. Так что, Слону первому и идти.
– А что там дальше было у Дракона? – спросил Львёнок, который всё быстренько позабыл.
– Вторым войдёт несущий свет, а третьим – несущий чудо.
– И кто – свет?
– Ты!
– Почему я?
– У твоей фигурки была звезда на лбу. Звезда светит, что тут непонятного?
– Ага… Тогда чудо…
– Чудо это я, – скромно сказала Правая Обезьяна. 
– Там и правда было чудо, – заметил Потомушта. – Помнишь, яблоко у обезьянки было то в левой руке, то в правой!
– Ладно, Слон, иди первым, – тяжело вздохнув, сказал Львёнок Лев, уступив дорогу товарищу.
Всё-таки идти впереди всех и всё первым разведывать – дело очень увлекательное для львов. И особенно львят. А вот идти вторым или третьим – не очень…
– А помните, чем у нас игра закончилась? – вдруг спросила Правая Обезьяна. – Ведь тогда тоже первым пришёл слон, вторым лев, а потом уже я…
– Ну, значит, мы всё правильно делаем, – сказал Потомушта и шагнул в темноту.
Раздался короткий щелчок, как будто кто-то щёлкнул пальцами. Зверята на секунду остановились, ожидая продолжения. Но его не было.
Тогда в туннель шагнул львёнок – и тут кто-то невидимый щёлкнул ещё раз. А потом ещё – когда вошла обезьяна.
А вот вожак волков, который попытался войти в проход вслед за ними, остался, как говорится, с носом: отверстие перед его носом резко захлопнулось – просто исчезло, как будто его тут и не было никогда.
Посовещавшись, волки развернулись и побежали прочь…
Всё-таки, правила есть правила. Нарушать их не позволено никому.
ОРУДИЯ ПОБЕДЫ

Наклонный туннель уводил зверят всё глубже и глубже. В нём было довольно темно, но не сказать, чтобы совсем «глаз выколи»: по стенам змеились корни Большого Дерева, которые светились слабым зеленоватым светом.
Потом путь им преградила обитая железом дверь. Потомушта толкнул её хоботом, но она не поддалась. Он пнул её боком – опять не вышло. Потом задом – бесполезно…
– Закрыто! – грустно сказал он. – Что теперь делать?!
– Давай её выломаем! – предложил львёнок.
– Не надо ничего ломать, – сказала Правая Обезьяна. – У двери должна быть ручка, поищи.
Она снова оказалась права. Где-то внизу, на уровне чуть выше своих коленок слонёнок нащупал хоботом дверную ручку и потянул её на себя. Дверь тут же открылось.
– Вам бы только что-нибудь сломать! Нет бы подумать! – вредным голосом сказала Левая Обезьяна.
– Темно тут, – смутился слонёнок. – А то бы я сам догадался.
– Мы и не сомневались, – своим обычным голосом сказала Правая Обезьяна.
Они попали в зал с высоким потолком. Из узких отверстий вверху сочился свет, а в центре зала на четырех высоких ножках стоял небольшой деревянный сундучок.
Они откинули крышку и обступили сундук с трех сторон, с любопытством заглядывая внутрь. Слонёнок тут же вытащил из сундука факел с серебряной вязью на ручке. Примерно такой держала в руке его фишка в игре «Сокровища Вечнозелёного Леса».
Сундук сразу ожил. По его крышке справа налево поползла огненная надпись – как потом выразился слонёнок, «ползучая инструкция по применению». Надпись гласила:
ДА ПОМОЖЕТ ТЕБЕ СЕРЕБРЯНЫЙ ФАКЕЛ! ПОДОЖГИ ПОДМЕННОЕ ЧУЧЕЛО, И ПОКА ГОРИТ ОГОНЬ, СКАЖИ: «ГОРИ, ГОРИ ЯСНО, ГОРИ НЕ НАПРАСНО! ПОЛЫХАЙ, СОЛОМА, В БУДКЕ У ПАХОМА, УЛЕТАЙ, ГАВРИЛА, ПРИХОДИ ДАНИЛА!»
Нитка огня уползла за левый край, но тут же выползла справа. Так она и ползала кругами, пока слонёнок вчитывался в каждое слово, пытаясь понять, что ему предстоит сделать.
Потом пришла очередь львёнка. Он вытащил из сундука обруч с хрустальной звездой и тут же нацепил его себе на голову. Горящая надпись на крышке сундука поменялась, теперь она гласила:
ДА ПОМОЖЕТ ТЕБЕ ХРУСТАЛЬНАЯ ЗВЕЗДА! НАПРАВЬ ЕЁ НА ПОДМЕННУЮ ВЕЩЬ И СКАЖИ: «МИША, МАША, СУП ДА КАША! БЫЛО НАШЕ, СТАЛО НАШЕ!»
Львёнок перечитал «инструкцию по применению» раз пять. Потом, отвернувшись, произнес её вслух и только после этого уступил место обезьяне.
Той досталось золотое яблочко, горящая надпись стала вот какой:
ДА ПОМОЖЕТ ТЕБЕ ЗОЛОТОЕ ЯБЛОКО! ПОКАТИ ЕГО ПОДМЕНЫШУ И СКАЖИ: «ПЕЧКА, ЕМЕЛЯ, ГОРШОК! УХОДИ, ОТКУДА ПРИШЁЛ!»
Выучив заклинание, обезьяна захлопнула сундук, и они собралась уходить. Но тут по наружной крышке сундука поползла еще одна огненная инструкция, общая для всех троих:
СПАСАТЕЛЬ, НЕ ТОРМОЗИ! СПАСАТЕЛЬ, НЕ ЗАБЫВАЙ СЛОВА! СПАСАТЕЛЬ, ВТОРОЙ ПОПЫТКИ НЕ БУДЕТ!
Эта подсказка трижды проползла по крышке сундука, а потом огонь погас.
Зверята двинулись к выходу. Львёнок ринулся, было, вперёд, но Правая Обезьяна его остановила:
– Не нарушай порядок! Ты второй!
Так что, за ручку двери взялся Потомушта. Помня, что дверь открывается наружу, он и сейчас стал толкать её в ту же сторону, но его снова ждала неудача. Дверь словно заклинило! Потолкав её ещё и ещё, он на всякий случай потянул ручку на себя. И, как ни странно, она открылась.
– Какая странная дверь! – воскликнул он. – Снаружи её надо тянуть к себе, а изнури… тоже к себе. Но в другую сторону!
– А зачем так сделано?.. – не понял львёнок.
– Ну-у-у, – протянула Правая Обезьяна, – может, это совсем другой ход! В другое место!
– Через одну дверь разные ходы? – удивился Лев.
– А может, и дверь тоже другая! Только похожа на ту…
Обезьяна снова оказалась права. Во всяком случае, поднявшись по туннелю наверх, они оказались не под дождливым небом Тёмного Леса, а на освещённой закатным солнцем центральной поляне Вечнозелёного Леса.
Раздался очередной удар колокола, и проход за их спинами закрылся.


ВЕРНУТЬ СВОЁ

Проснувшись рано утром, Львёнок Лев сразу вспомнил о том, какое у него теперь есть замечательное Орудие Победы. Он тут же нацепил себе на голову обруч с хрустальной звездой и отказался снимать его даже, когда чистил зубы (для умывания пришлось, всё же на минуточку снять), и когда завтракал, и потом… И всё время думал, с чего бы ему начать свою личную спасательную операцию.
Первым делом ему хотелось вернуть свою чашку, которую подлая Барабашка подменила кучей осколков. Конечно, мама тогда же выдала ему другую, но одно дело – чашка с изображением Короля Львов, и совсем другое – с девчачьими розовыми белочками… Чувствуете разницу?..
Если не чувствуете, то вы не Лев!
Львёнок побежал к маме, чтобы узнать, где лежат эти осколки. Но мама его не обрадовала: оказывается, она ещё месяц назад выбросила их на помойку, а всё содержимое мусорного контейнера давным-давно вывезено на Мусорную поляну, где их переработкой занимаются крысы, жуки-мусорщики, черви, специально выведенные микробы и прочие специалисты.
Львёнок ещё немного поразмышлял на эту тему, а потом сказал сам себе:
– Чашка – всё… Займёмся вилкой…
Серебряную вилку с выгравированным на ней изображением Льва в короне ему подарила бабушка Львица Львовна. А ей – её дедушка Лев Львович. А дедушке бабушки – его бабушка, тоже Львица Львовна. А бабушке дедушки бабушки – её дедушка, тоже Лев Львович. А ему…
В общем, хорошая была вилка, старинная. Семейная реликвия.
И вот подлая Барабашка эту реликвию подменила простой деревяшкой – сухой веткой с тремя отростками. Львёнок в то утро очень расстроился и со злости зашвырнул ветку в кусты, даже и не подумав о том, чтобы на всякий случай сохранить её. Это плохо.
Но и в помойное ведро он её не бросил! А это уже хорошо! Может, ветка до сих пор лежит под тем самым кустиком…
Она и правда была там. Едва он сунулся в эти кусты, как хрустальная звезда на его лбу зажглась и подсветила нужную палочку. Оставалось только произнести заклинание.
Обрадованный львёнок произнёс:
– Миша, Маша, суп да каша! Было ваше, стало наше!
Раздался неприятный немелодичный «трямс!», свет на лбу львёнка погас, а чуда не произошло… Ветка с тремя отростками осталась лежать, где лежала.
– Миша, Маша, суп да каша! Было ваше, стало наше! – в отчаянии повторил львёнок. Теперь уже и звуков никаких не было – тишина и неудача… Ветка вместо вилки.
– Что не так?! Почему?!
Львёнок готов был зареветь от досады (а этого мужественный Царь Зверей позволить себе не может!). Вроде, Орудие Победы у него, и вот – вторая неудача подряд!
Он стал прокручивать в уме, что и как делал, вспоминал, как по крышке сундука бежала, извиваясь, огненная надпись, и вскоре осознал свою ошибку. Произнося заклинание, он сказал так, как ему было привычнее: «Было ваше, стало наше». Ведь именно эти слова говорили у них на Львиной поляне старшие ребята, отнимая что-нибудь у ребят помладше (впрочем, отнятое потом непременно возвращали: разбойничать в Вечнозелёном Лесу было не принято – только побезобразничать чуть-чуть, да и всё…). А настоящее заклинание звучало иначе: «Было наше, стало наше». Совсем другой смысл!..
Осознать-то он осознал, да вот исправить уже ничего было нельзя. В правилах ведь чётко сказано: попытка всего одна.
– Вилка – всё… – сказал себе львёнок. – Займёмся чем-нибудь другим.
«Другим» оказался мячик. Никому не нужный и ни для чего не годный, он так и валялся на полянке, где они с друзьями в последний раз играли в вышибалы.
Львёнок только ступил на эту поляну, а звёздочка на его лбу же зажглась, и её яркий луч указал туда, где валялся этот сдувающийся резиновый предмет, похожий уже, скорее, на бублик, чем на мяч. Но на этот раз львёнок с заклинанием не спешил. Третьей неудачи быть не должно!
Он подошёл к мячику, убедился, что луч падает именно на него, а потом медленно, не торопясь и обдумывая каждое слово, произнес: «Миша, Маша, суп да каша. Было наше, стало наше».
Вот тут раздался совсем другой звук – звякнул колокольчик, и в луче хрустальной звезды заблестел крепкий круглый отличный любимый (можно вставить ещё много приятных слов) красный футбольный мяч, вернувшийся из барабашкиного плена. (Если конечно мячики бывают пленниками…)
Львёнок от радости несколько раз перекувырнулся через голову.
– Два-один, – сказал он сам себе. И погнал мячик к поляне, на которой жили игроки команды «Парни копытные» – козлёнок Мека, телёнок Мука, поросёнок Хрюка, жеребёнок Гога, а также буйволёнок Мну и антилопа Гну.
Вот ребята обрадуются!
Ну и чтобы сравнять счёт, Львёнок Лев решил заняться возвращением посоха потомуштиного дяди Элефантуса. Главное отыскать сук, на который был подменён посох, и больше не допускать дурацких ошибок. За этим он и отправился на Слоновью поляну.
– Привет, Слон!
– Привет, Лев!
– Я пришёл расколдовать ваш золотой посох. Покажи мне тот сук, который Барабашка подсунула вместо него, и я всё расколдую. Тогда счёт будет два-два.
– Какой счёт? – не понял слонёнок.
– Два-два!
Слонёнок пожал плечами (не так, как это делают люди, а так как это делают слоны – например, недоумённо похлопав ушами), но допытываться не стал.
– Ладно, пошли, расколдун! – сказал он и повёл львёнка к своему дяде.
Дядя Элефантус не очень-то поверил в то, что такой мелкий (по его представлениям) зверёныш способен сделать то, что не удалось ему, старейшине и мудрейшине Слоновьей Поляны. Но всё же рассказал, что растоптал этот фальшивый посох, раскрутил над головой и швырнул в сторону леса.
– Нам надо его найти, дядя Элефантус! Куда ты его кинул?
– Я стоял вон там, – показал дядя. – Потом его раскрутил… И вот туда, примерно, швырнул… Там его ищите.
Львёнок и слонёнок пошли в указанную сторону, обращая внимание на каждую попадающуюся ветку или сучок. При этом львёнок всё время крутил головой, чтобы его волшебная звезда могла увидеть предмет и осветить его.
Через некоторое время она, и правда, зажглась и даже сама направила лучик в нужную сторону. Они получили то, что искали – подменный сук. Был он изрядно помят и переломан. Но раз звёздочка зажглась, рассудил Львенок, значит, волшебство сработает.
Он уставился на сучок и уверенно произнёс своё заклинание:
– Миша, Маша, суп да каша! Было наше, стало наше!
К их общей радости раздался мелодичный звоночек, и ритуальный посох слонов вернулся в Вечнозелёный Лес, к своему законному владельцу.
– Молодец! Отличный расколдун!.. – воскликнул слонёнок.
С благодарностью потрепав пока ещё коротенькую, но уже заметную гриву львёнка, Потомушта схватил хоботом золотой посох и потащил его дяде.
– Два-два, – сказал довольный львёнок.
ВЕРНУТЬ СВОИХ

– Ну что, давай теперь мое Орудие Победы проверять? – предложил Потомушта.
– Давай. Только ты ещё порепетируй. Ошибаться нельзя, сразу всё блямкает и тухнет… то есть, гаснет… Я на одну буковку ошибся! – вместо «наше» сказал «ваше» – и всё! Лишился бабушкиного подарка насовсем!
– Слова-то я не забуду: у меня память фотографическая, – задумчиво забубубукал слонёнок. – Но ведь у меня длинное заклинание, а я должен успеть его проговорить, пока чучело горит. А оно, вдруг, бах! – вспыхнет и сгорит!.. Вдруг я не успею?
– Да ну, как не успеешь?! Успеешь! – ободрил товарища львёнок. – Просто порепетируй своё заклинание, как скороговорку. Помнишь, как их заучивают? Корабли лавировали, лавиловари, да не вы… ры… вали… Раз десять скажешь, и будет от зубов отскакивать.
Слонёнок согласился с советом друга и принялся повышать скорость своего расколдовывания. И пока он ходил, бубня себе под нос «Гори, гори ясно, гори не напрасно…», непоседливый львёнок, успел пробежаться по поляне в поисках чего-нибудь интересненького (но обходя стороной слоновий бассейн), и даже попытался поучаствовать в учебных занятиях молодых слонов по маршировке и перестроению, как это называл слоновий старшина Слонопутра Индийский. Но там его едва не придавили молодые и не очень ловкие, зато очень рослые слоны-солдаты…
А потом в голову львёнку пришла ещё одна мысль, и с нею он побежал к Потомуште:
– Слушай, Слон, а как мы будем чучело поджигать? Нам спички нужны или зажигалка!
Слонёнок прекратил репетицию и, немного побубубукав, возразил:
– У меня же факел!
– Так его надо сначала поджечь! Он же у тебя не горит!
– У тебя звезда на лбу тоже сначала не горит. А как подмену увидит, так сама и зажигается. Думаю, моё Орудие не глупее твоего.
– А пошли проверим!
– Куда?
– Например, в Кенгуралию.
– Пошли. Только бы кенгуру чучело не разломали!
Всю неделю, прошедшую с момента последнего боксёрского поединка, жители Кенгуралии обходили ринг стороной. В центре его всё ещё стояло чучело боксёра с золотым поясом на соломенном животе и засохшим цветком в соломенном рту. Ветер его потрепал, но не сильно, а четверговый дождь вообще не тронул: главный ринг Вечнозелёного Леса был защищён от непогоды надёжной крышей.
Слонёнок перелез через канаты ринга и поднес к чучелу факел, чтобы проверить, работает ли он. И тут факел полыхнул огнём, а следом вспыхнуло и чучело, чего Потомушта не ожидал. Он только проверить хотел!..
Солома горела быстро, чучело стало стремительно обращаться в пепел и осыпаться на землю. Слонёнок в испуге отшатнулся от огня (пламени боятся все звери, даже самые большие!). У него просто выскочили из головы все те слова, которые он только что сто пятьдесят раз повторил. Так он и стоял, открыв рот и глядя, как съёживается и обваливается окутанная дымом фигура боксера.
Первым очнулся Львёнок Лев.
– Заклинание! – закричал он. – Заклинание давай! Гори, гори ясно!..
И только тогда Потомушта очнулся и пробубнил своё крепко-накрепко выученное стихотворение: «Гори, гори ясно, гори не напрасно! Полыхай, солома, в будке у Пахома! Улетай, Гаврила, приходи Данила!»
С последним словом заклинания ударил невидимый гонг (помощнее, чем колокольчик у львёнка, но тоже красивый), огонь полыхнул с новой силой и столбом ухнул вниз, в землю. Там и пропал.
А на месте чучела оказался выпучивший глаза от изумления боксёр по кличке Джек Бабах, многократный чемпион Леса по кенгбоксингу. Золотая бляха чемпионского пояса как и прежде блестела у него на животе, а в зубах был цветок, правда сильно усохший за неделю, так что Джек его немедленно выплюнул.
– Ура! – закричал львёнок слонёнку. – Ты молодец!
– Спасибо, – чинно поклонился Джек. – Мне многие это говорят. Если хотите получить автограф, заходите ко мне, я вам подпишу!
И поскакал домой.
– Один-ноль, – сказал Потомушта, догадавшись, наконец, что имел в виду львёнок.

ПРО ГРЫЗЛИ 2

Тут автор попытался поместить ещё одну главу про Грызли.
Но упорные Грызли прогрызли 2 и опять куда-то убежали.
«Видать, не судьба», – подумал автор.
Конец главы.


ЕЖИКИ ТОЖЕ ПЛАЧУТ

Теперь о том, как шли дела у Левой Обезьяны. Всю ночь она ворочалась с боку на бок. Мысли о том, как она будет спасать доктора Мышелову, щенка Бобика и других зверей, попавших в рабство к Деду Бабаю, не давали ей надолго уснуть. Очень беспокоило то, что подменыши не сидят на месте (в отличие от чучел у Потомушты), а бегают по лесу – всё время на кого-то охотятся, кого-то подстерегают, а когда их зовут, не отвечают – прячутся и норовят удрать. А могут и напасть!
И за завтраком она об этом думала, и после завтрака…
На полянку вышли знакомые ёжики.
– Привёт, Левая! – сказал Ежи.
– Привет, Обезьяна! – сказала Ёжка.
– Привет-привет, – рассеянно отвечала Левая Обезьяна.
– Ты где вчера была? – спросил Ежи и, не доживаясь ответа, заговорил о своём: – У нас тут тако-ое было!
– Ужас, какое тут было! – подхватила Ёжка, и две точечки на ее голове тревожно закачались.
– Короче, наша двоюродная сестра Колючка взбесилась! – сообщил Ежи. 
– Ты с ней разговариваешь, а она, такая, на тебя смотрит и только сопит да фыркает, представляешь?! – добавила его сестра.
– Чуть нас не покусала! – добавил брат.
– И за мышатами гонялась, чуть всех не съела! – добавила сестра.
– А где она сейчас? – спросила Левая Обезьяна.
– Тётя Ежана её в норе заперла и не выпускает!
– Но мы с сестрой думаем, что она в норе проход прокопает и убежит!
– Да, она может! Колючюка совсем бешеная стала!
– Это не она, – объяснила Левая Обезьяна, – это другая ежиха, дикая.
– Как это?!
– А вот так! Колдун Бабайка сначала к себе дикого зверя приманивает, а потом подменяет им нормального, воспитанного, и не даёт домой вернуться.
– Так где же тогда наша Колючка?!
– У Деда Бабая в Тёмном Лесу, – отвечала Левая Обезьяна. – Небось, ползает по огороду, гусениц собирает. Или в подвале мышей ловит.
– Зачем? – не поняли ёжики.
– Бабайка заставляет наших зверят работать, потому что дикие на него работать не хотят.
– Не понял, – сказал Ежи. – Дикие же лучше нас мышей ловят! Мы этим уже сто лет не занимаемся! Вот их бы и заставлял!
– Дикие от него запросто убегут. А наши заколдованы, убежать не могут.
– И что, она теперь навсегда останется в рабстве? – округлив глаза от ужаса воскликнула Ёжка.
– Необязательно. Давай сходим к вашей тёте Ежане и попробуем Колючку расколдовать.
– Ты умеешь расколдо-о-овывать?! – удивилась Ёжка.
– Ты чо колдунья?! – удивился её брат.
– Нет, не колдунья. У меня есть волшебное Орудие Победы, – объяснила Левая Обезьяна, доставая из-под подушки золотое яблоко.
– А что, этим яблоком можно колдовать?!
– Расколдовывать. Пошли.
Заплаканная тётя Ежана подвела их к норе, дверь которой была припёрта тяжёлым камнем, и сказала:
– Она тут. Только вы поосторожнее, ребятки. Если она наружу выскочит, может и убежать… Как будто и не моя доченька!.. – и она снова залилась слезами.
Левая Обезьяна отодвинула булыжник и приоткрыла дверцу. Оттуда блеснули дикие глаза, раздалось беспорядочное фырканье. Наружу высунулась лапка с острыми коготками, которая пыталась то ли отодвинуть камень, то ли кого-нибудь схватить.
Яблоко в руках Левой Обезьяны тут же засветилось. Луч света крутанулся вправо-влево и остановился на подменыше. Тогда обезьяна открыла дверцу шире и катнула яблоко подменышу. А пока оно катилось, произнесла:
– Печка, Емеля, горшок. Уходи, откуда пришёл!
Звон колокольчика, внезапный порыв ветра, от которого зашелестели листья и пригнулась к земле трава, а потом тишина.
А ещё через несколько секунд из норы раздался радостный голос Колючки:
– Мама, я вернулась!
НАЙТИ И ОБЕЗВРЕДИТЬ

Когда обрадованная своей первой победой Левая Обезьяна вернулась на Центральную поляну, там её ожидали обрадованный своей первой победой слонёнок Потомушта и обрадованный двумя своими последними победами Львёнок Лев. Они наперебой стали рассказывать друг другу о том, как сначала было страшно, а потом классно, улётно и отпадно (если, конечно, автор не перепутал эти сложные слова с каким-нибудь другими).
– Ну, что теперь будем делать? – спросил львёнок. – Куда пойдём?
– Я думаю, надо нам сначала зверей и зверят выручать, а с вещами разберёмся потом, – предложил Левая Обезьяна.
– Согласен, – сказал Потомушта. – Ты не возражаешь, лев?
– Не возражаю, слон.
– А кого сначала – моих или твоих? – попросил уточнений Потомушта.
– Давайте сначала твоих, – предложила Левая Обезьяна. – Про них точно известно, где чучела стоят, мы их быстро найдем и расколдуем. Моих-то надо разыскивать, может даже с собаками – выслеживать, ловить...
– А ещё мне надо поторопиться, потому что чучело должно быть целое, – добавил слонёнок. – Если его сожгут…
– Или его корова съест, – добавил львёнок.
– Или овца, – прибавил слонёнок.
– Да все равно кто!.. Если целого чучела не будет, то, может, и расколдовать не удастся! Лучше не проверять!
Однако получилось всё не совсем так, как планировалось. Но не хуже, как некоторые, наверное, подумали, а лучше! Да-да! Не надо думать, что всё делается только хуже и страшнее – иногда лучше и правильнее!
После того как слонёнок вернул в кресло начальника полиции генерала Волковоя, тот, поблагодарив команду спасателей за грамотную и оперативную работу и пообещав представить их к государственным наградам, тут же вызвал к себе группу полицейских следопытов и приказал им работать вместе с командой спасателей.
Договорились так: спасатели идут к очередному чучелу и расколдовывают его, а следопыты разыскивают поблизости беглых подменышей, окружают их и вызывают спасателей к месту спасения.
Генерал пожелал всем успеха, а заодно пообещал завести уголовные дела на Бабая, Барабашку и Мудрилу Страшного и наказать этих преступников по всей строгости закона.
А ведь сначала у слонёнка были изрядные опасения по поводу возвращения генерала! Вспоминая, как страшно полыхнуло на ринге, он всерьез опасался, что столб пламени прожжёт деревянный пол и полицейский участок загорится, а потому притащил в кабинет начальника бочку с водой и ведро и приготовился тушить пожар.
Однако бочка не понадобилась. Едва Потомушта кончил произносить заклинание, как столб огня устремился вниз и без особых проблем пролетел сквозь пол, не оставив на нем никаких следов.
На прощание генерал Волковой пожал Потомуште хобот и пожелал успехов в его благородном деле.
Собираясь в дорогу, Потомушта надел себе на спину перекидную сумку (точнее, две сумки: одна висела на правом боку, другая – на левом) и положил в одну из них свой серебряный факел, чтобы не пришлось всё время держать его хоботом. А Левая Обезьяна сунула туда же своё золотое яблоко, потому что ей тоже хотелось на всякий случай иметь свободные руки.
И только львёнку его хрустальная звезда на лбу совершенно не мешала, так что снимать её он не захотел.
Первым делом отправились в город-крепость Зайцбург и без особых приключений вернули зайцам их дорогого и глубоко уважаемого мэра, за что получили в подарок большую-пребольшую корзину наукоЕмких овощей (вот и пригодилась вторая сумка на спине Потомушты!).
А львёнку, как участнику героического спасения мэра, выдали пару килограммов колбасок, которые умелые зайцы тоже выращивали у себя в крепости – на специальных колбасных деревьях. А вот горячо любимыми львёнком пельменями зайцы пока не занимались. Их, в совершенно другой части Леса, выращивали лемуры на особых разновидностях хлебного дерева. Но мэр города обещал над этим вопросом поработать.
Но как следует перекусить им не удалось: прибежал молодой волк из отряда Полицейских Следопытов и повёл спасателей в Полемышкино, так что колбаски тоже пришлось убрать в сумку.
В Полемышкино Следопыты засекли пса-подменыша, которого Бабайка закинул сюда вместо Бобика. Когда его обнаружили, он сидел в засаде, подстерегая бедных, ни о чём не подозревающих хомячков. Полицейские не стали его арестовывать или задерживать, а просто взяли в кольцо, не давая сбежать. Потом подоспели Спасатели, Левая Обезьяна катнула золотое яблоко в те кусты, на которые указывал исходящий из яблока луч света, и на словах «Уходи, откуда пришёл!» пропавший Бобик вернулся в Вечнозелёный Лес, а дикий пёс отправился назад, в Тёмный.
А вот подменыша доктора Мышеловой искать пришлось довольно долго. Все-таки это была взрослая, опытная лиса, отлично умеющая путать следы и маскироваться. К тому же, с момента её появления прошло уже довольно много времени. Она успела поохотиться и возле Хомясусликово, и возле Полемышкино, и даже рядом со Свинкингом. Следы путались, некоторые были затоптаны другими зверями, а другие уводили в ручей и там цепочка обрывалась.
И тем не менее, через несколько часов полицейским следакам удалось выйти на её след. Они точно также взяли лису в кольцо и не давали сбежать, пока слонёнок не привёз на спине Левую Обезьяну с её волшебным яблоком. А уж с заклинанием обезьяна не ошиблась!
Непросто прошло и возвращение Козлана. Подменыша отыскали довольно быстро. Но нашёлся он – вы не поверите, ребята! – на дереве. Там было много вкусных листиков, которые он и поедал, перескакивая с ветки на ветку и не обращая никакого внимания на громко лающих внизу полицейских псов и рычащих полицейских волков.
Представляете себе? – у зверя ни острых когтей, ни цепких рук, ни крыльев, – одни только копыта, а он запросто влезает на дерево и, ничего не опасаясь, ходит по веткам! Позднее специалисты объяснили, что этот молодой козёл был марокканской породы, а марокканские козлы как раз славятся умением лазать по деревьям.
Катнуть ему яблоко на дереве было невозможно, а спускаться на землю дикий марокканец упорно отказывался: ме-мекал и бе-бекал, когда на него лаяли полицейские, а как только они умолкали, снова принимался за еду. Стало понятно, что пока всё не съест, не спустится.
Тогда за дело взялись Спасатели. Полицейских попросили отойти в сторонку, а Слонёнок подошёл к дереву и, направив хобот на дикого козла, протрубил свой знаменитый Зов Предков. Зов, надо признать, получился не просто громкий, а оглушительный. Сбитый с толку козёл аж подпрыгнул на месте, копыта его соскользнули с ветки и ему пришлось спрыгнуть на землю. Ну, и обезьяна была начеку: катнула ему своё золотое яблоко и проговорила волшебные слова…
В тот же момент освобождённый из плена Козлан вернулся в свой свободный Вечнозелёный Лес в сопровождении мелодичного «баммммммммм!» и радостных криков спасателей и полицейских.
ЛОМАТЬ И СТРОИТЬ

Из самых громких похищений осталось нераскрытым только одно – в Бобрищах. Солнце уже клонилось к закату, но зверята решили пойти туда немедленно. Очень уж не хотелось откладывать на завтра спасение папы своего друга Бобри.
Обстановка у Бобрищенского пруда была тревожная. Бобры перестали укреплять плотину, валить деревья и обрабатывать древесину; бобрята не гонялись друг за другом и не гоняли по воде полено, заменявшее им мячик. Вместо этого они сбивались в кучки и обсуждали ужасное происшествие с Бобрисом Бобровым, старшиной бригады плотников, который прямо в своей собственной хатке был злодейски превращён в чучело.
Привычный мир бобров буквально рушился на их глазах. То, что считалось основой существования, – родной дом, хатка, построенная по самым строгим правилам безопасности, – не спасла уважаемого бобра от похищения.
Как теперь жить?! Как защитить детей?
А вдруг завтра ещё кто-то станет стогом сена?! Может, пора перебираться на какое-нибудь другое, более спокойное место жительства?!
Спасатели подошли к Бобре, в одиночестве сидевшему на берегу пруда. Первое, что он сказал, хлюпая носом и утирая глаза:
– Папу враги превратили в чучело! Прямо дома!
– Живой твой папа! Я с ним разговаривала! – успокоила бобрёнка Левая Обезьяна. – Просто он попал в плен к колдуну.
Бобря посмотрел на неё с надеждой и спросил:
– А когда он вернётся?!
– Прямо сейчас. Мы его расколдуем, и он вернётся. Только нам нужно найти его чучело.
– Да здесь оно, в хатке! Никто к нему не прикасался! – и Бобря указал на холмик на берегу пруда.
Основные помещения хатки располагалась под землей, а снаружи видна была только крыша, сложенная из толстых ветвей, переплетенных ветками потоньше и скрепленных специальным бобриным бетоном. Его эти умелые строители делали сами – из ила и глины.
– Папа стал утром собираться на работу и вдруг – сидит и никуда не идёт!.. – рассказывал бобрёнок. – Мама смотрит, а там соло-о-ома!..
И слёзы снова потекли из его глаз.
– Не реви! Потомушта твоего папу расколдует, – сказал Львёнок Лев. – Он уже многих чучел расколдовал.
– Лучше расскажи, как мне попасть в вашу хатку, – спросил Потомушта.
– Да через любой вход – их там штук пять, – отвечал Бобря, хлюпая носом.
– Не вижу. Где?
– Ну там, под водой!
– Все-все под водой? Почему?!
– Бобры так защищаются от сухопутных хищников.
– У нас в Лесу нет хищников! – стоял на своём Потомушта.
– Но раньше-то были! А теперь это наш образ жизни и национальные традиции.
– А что это – национальные традиции? – заинтересовался львёнок.
– Я не знаю, нам так учительница говорит. Мы эту тему только на будущий год будем проходить.
– Ладно, сейчас это неважно, – сказал слонёнок. – Я не понимаю, как мне в хатку попасть. Слоны же нырять не могут!
– А давайте, я вам это чучело вытащу, а вы его тут расколдуете, – предложил Бобря.
– Ты что!.. Оно же из соломы, в воде может совсем развалиться, и тогда твой папа так и останется в плену!
Бобрёнок опять заревел во весь голос.
– Не реви! – сказал львёнок. – Какой толк от рёва? Надо дело делать.
– А если ко входу поближе подойти и хобот внутрь просунуть? – предложила Левая Обезьяна. – Нырять не придётся.
– Он не достанет, – шмыгая носом, сказал Бобря. – Там длинный проход. Длиннее хобота.
– Ну, тогда будем вашу хатку ломать, – решительно сказал львёнок.
– А вдруг мы случайно чучело поломаем, а оно работать перестанет?!
– А мы осторожно!
– Нет, весь домик ломать не будем, – сказала Левая Обезьяна. – Ты, Бобря, изнутри дырку проделай – чтобы хобот пролез.
– И факел ещё! – добавил слонёнок.
– Сможешь? – спросила обезьяна.
– Постараюсь, – ответил Бобря
– Только с чучелом поосторожнее. Не сломай.
– Я аккуратно! – воскликнул Бобрёнок и тут же нырнул в воду.
Через некоторое время в хатке началась бурная деятельность. Бобря вгрызался в потолок зубами, отколупывал бетон когтями – в общем, старался изо всех сил. А так как бобрин папа тоже очень старался, когда эту хатку строил, то и времени на прогрызание дыры потребовалось немало.
Бобры с разных сторон сходились к хатке Бобри и рассаживались полукругом вокруг неё. Но близко не подходили.
Уже темнело, когда Бобря вылез из воды и продолжил прогрызать стену уже снаружи. А потом, наконец, изрядный кусок крыши отвалился, и слонёнок сказал:
– Всё, Бобря, хватит! Теперь моя очередь.
Он достал из своей сумки факел и, постояв минутку неподвижно, чтобы сосредоточиться, сунул его в пролом. Вспыхнул огонь, из дыры повалил столб дыма, полетели искры. А потом слонёнок проговорил своё «Гори, гори ясно…», ударил гонг, и столб огня ушёл в землю.
Стало тихо. Через некоторое время из хатки раздался голос старшины бригады бобров, Бобриса Бобрисовича Боброва. Строгий бригадир сказал:
– Та-а-ак!.. Это кто мне всю крышу продырявил, а-а?! Кого сейчас ругать буду?!
– Ура-а-а! – закричал бобрёнок Бобря. – Меня ругай, папа! Меня!..
СТАНЕМ ДЕТЕКТИВАМИ!

Стало темнеть. Полицейские попрощались и разбежались по домам, а зверята пошли к Большому Дереву.
– Ну, вот, всех зверей спасли! Завтра можно будет заняться кражами, – сказал львёнок.
– Не всех, – возразила Левая Обезьяна. – Вспомни, сколько ещё зверят у Бабайки по огороду ползало! А может, ещё и в доме были работники, которых мы не видели, в подвале, на чердаке. Их всех тоже надо вернуть.
– Думаешь, полиция и завтра будет с нами бегать? Вдруг их по другим важным делам пошлют?
– А мы и сами можем! – сказала Левая Обезьяна.
– Можно объявления развесить, – предложил слонёнок. – «Всем, у кого злодеи подменили детей или взрослых, обращаться к Сыщикам-спасателям!» Тогда к нам звери сами будут приходить, а мы будем выслеживать подменышей и спасать.
– И ещё про краденые вещи надо написать, – добавил львёнок. – Чтобы я их возвращал. А то вы всех спасаете, а я нет…
– А давайте устроим своё детективное агентство! – предложила Левая Обезьяна.
– Чур, я буду Шерлок Хомякс! – воскликнул Потомушта.
– А я – доктор Веткинс! – подхватила Левая Обезьяна.
– А я кто? – жалобно спросил Львёнок Лев.
– А ты – инспектор Левстрейд!
– Здорово!.. – обрадовался львёнок. – А когда всех переловим, что будем делать?
– В футбол играть будем.
– Или в вышибалы.
– Или в салочки.
– Или в «кто первый моргнёт».
– Или в «камень, ножницы, бумага».
– А по четвергам будем гулять под зонтиком…
Впрочем, особо подетективничать зверятам не удалось. Генерал Волковой не собирался отдавать любителям дело, которым должны заниматься профессионалы. Если уж так вышло, что спасателями выступают несовершеннолетние детишки, то уж розыскные мероприятия – дело полицейских. Целую неделю полицейские опрашивали зверей по всему Лесу, включая самых мелких зверюшек, едва-едва умевших выговорить десяток слов.
В результате было обнаружено ещё несколько случаев подмены зверят и взрослых зверей опасным преступником Дедом Бабаем, куча случаев кражи предметов рецидивисткой по кличке Барабашка и один особо тревожный случай – подмену соломенным чучелом премьер-министра Барсуковой поляны г-на Черномордика, устроенную особо опасным преступником и террористом по кличке Мудрила Страшный.
А зверята всю эту неделю только и делали, что с раннего утра и до позднего вечера принимали вызовы полицейских и бегали по самым дальним углам Вечнозелёного Леса, расколдовывая зверей и возвращали предметы. Даже в четверг, под проливным дождём и под раскаты грома работа не прекращалась.
А потом всё закончилось. В Вечнозелёном Лесу настали мир и покой.
По крайней мере, так им показалось.

Часть 7

ХОРОШИЙ ПОДАРОК, НО НЕМНОГО ЗАПУТАННЫЙ

В этот день к зверятам впервые за всю неделю не прибежало ни одной полицейской собаки, не прилетело ни одной полицейской совы с предписанием немедленно прибыть на поляну такую-то для спасения гражданина такого-то, так что можно было в своё удовольствие поспать или просто поваляться в постели.
Солнце стояло уже высоко, когда к Большому Дереву прибежал хорошо выспавшийся и плотно позавтракавший Львёнок Лев. Его боевая подруга Левая Обезьяна была в этот момент очень занята – крутила туда-сюда головоломку, которую ей подарили ёжики в благодарность за вызволение из плена своей двоюродной сестры Колючки.
Головоломка представляла собой клубок хитро переплетенных веточек, который надо было разобрать, поворачивая ветки и вытаскивая их из этого клубка. Левая Обезьяна очень обрадовалась подарку и некоторое время пыталась распутать этот смешной сучковатый узелок…
…этот несмешной узловатый сучок…
…эту нарочно запутанную фиговину!..
…эту гадкую, непонятную головоломку, об которую можно не только голову сломать, но и всё остальное!..
Как вы понимаете, к этому моменту на месте Левой была уже Правая Обезьяна. Она с сердитым видом глядела на спутанную кучу веточек, размышляя, что лучше: немедленно швырнуть её вон в те кусты или же сначала растоптать ногами, а потом швырнуть вон в те кусты… Оба варианта казались хорошими, но выбрать было сложно.
Через некоторое время Правая Обезьяна ушла, а Левая вернулась и продолжила эксперименты. И даже достигла кое-каких успехов: к моменту прихода львёнка ей удалось вытащить из кучи спутанных веток одну. И теперь она вертела её в руках, пытаясь понять, как это у неё получилось. И что делать дальше…
Но тут пришёл львёнок и ещё издалека закричал:
– Эй, обезьяна, бросай свою ерунду! Пошли к слонам, у них там чемпионат по белкометанию!
– Чего-чего?! – не поняла обезьяна.
– Игра такая – белкометание.
– Как это?..
– Сам не знаю. Игру придумали недавно, но её уже скоро включат в Олимпийские игры!
– Откуда знаешь?
– Мне Потомушта сказал. Его взяли в команду! Пошли смотреть!
Левая Обезьяна с облегчением отложила на потом решение сучковатой головоломки (ну, или головоломной сучковатки…), спустилась с дерева и побежала за львёнком.
БЕЛКОМЕТАНИЕ НА СЛОНОВЬЕЙ ПОЛЯНЕ

В южной части обширной Слоновьей поляны было устроено что-то вроде футбольного поля, только ворота на этом поле были всего одни и очень широкие – раза в три шире обычных футбольных! И высокие – раза в два выше!..
Да и правила у игры были совсем не футбольные. Судите сами…
Команда по белкометанию состояла из шести игроков: три слона и три белки. Сначала ворота защищали слоны из первой команды, вооружённые сачками для ловли белок, а слоны из второй команды поочередно хватали своих пушистых, свернувшихся клубочком белок и швыряли в сторону ворот. Задача простая – закинуть белку в ворота.
За каждый гол нападающие получали очко, за промах – ноль, а если их белка попадала в сачок, очко у команды, наоборот, отнимали.
Потом защитники менялись местами с нападающими, и снова начинаются полёты, беготня и махание сачками…
Но если вы думаете, что играют именно слоны, а белки – просто такие живые мячики, то вы очень заблуждаетесь: белки тут не простые, а летяги, и после того, как слон швыряет белку в сторону ворот, она расправляет свои меховые перепонки – наподобие крыльев или парашюта – и принимается маневрировать, как настоящий самолёт-истребитель, уворачиваясь от сачков и стараясь непременно залететь в ворота.
Особенно увлекательными были второй и третий тайм игры, когда в полёт отправлялись сразу две или даже три белки. Хитромудрые атакующие норовили запускать своих пушистых истребителей крест-накрест, по дуге или «восьмёркой», а белки летали зигзагами, путая защитников и сталкивая их друг с другом…
В общем, занятная получилась игра. Назовите мне ещё одну игру, где возможен счёт «минус три : плюс четыре»! И где одни игроки выше и тяжелее других раз этак в тысячу!
Нет другой такой игры!
Обитатели Слоновьей Поляны и Беличьей Рощи очень гордились своим изобретением. Только называли игру по-разному: слоны – белкометанием, а белки – белколетанием.
Найдя себе местечко на трибуне, Левая Обезьяна поискала глазами Потомушту, но не нашла его ни среди нападающих – игроков с синими ленточками на шеях, ни среди защитников – с жёлтыми. И только когда львёнок показал ей лапой на одного из судей, поняла, что это и есть Потомушта. Он стоял за воротами с очень серьёзным видом, держа хоботом белый флажок. На голове его была клетчатая судейская кепка, из-за которой обезьяна его и не узнала.
Оказалось, что слонёнка взяли не в команду игроков, а в команду судей, зато на очень ответственную должность – судьёй на задней линии. Именно он должен будет определять, забит гол или нет. Если белка влетела или вкатилась в ворота по всем правилам, судья на линии должен поднять флажок вверх, и тогда гол засчитывался. А если не влетела или не вкатилась, а вбежала бегом или же пролетела мимо ворот, судья на линии должен был махать флажком из стороны в сторону, и тогда главный судья понимал: гола не было, очко не засчитывается.
Когда же кидали сразу двух или трёх белок, за воротами стояли уже два или три судьи на линии. А как иначе уследишь за этими верткими летягами?!
Зрители расселись на трибунах, и главный судья соревнований, старейшина и мудрейшина Слоновьей Поляны Элефантус вытянул хобот вверх и протрубил начало игры. Затопали слоны, полетели белки, запорхали сачки, зрители принялись шуметь и радоваться.
Поначалу львёнок и Левая Обезьяна никак не могли решить, за кого им болеть – за слонов с жёлтыми ленточками или с синими. Вскоре львёнку показалось, что за Жёлтых болеть интереснее: слоны кидали мощнее, белки маневрировали более искусно – летали, как настоящие самолёты, да и жёлтый цвет показался ему более родным и привычным. Он стал подбадривать эту команду, радоваться её успехам.
А Левая Обезьяна стала болеть за Потомушту – за то, чтобы слонёнок не споткнулся, не ошибся, не уронил флажок и не потерял кепку.
Все получилось так, как хотелось: Потомушта ничего не уронил и не потерял, а Жёлтые ленточки победили Синих. Львёнок скакал от радости, хотя еще полчаса назад даже не подозревал о том, что такая игра и такие команды вообще существуют!..
Вот такие они, болельщики!
Потом состоялся второй матч: Оранжевые ленточки против Фиолетовых. Львёнку опять пришлось решать, за кого болеть (выбрал Оранжевых – они тоже почти львиного цвета), а обезьяна по-прежнему болела за слонёнка.
Оранжевые набрали немного очков – всего шесть, зато Фиолетовые, хоть и забили больше голов, зато их белки намного чаще попадались в сачки, так что результат у команды оказался отрицательный – минус два.
Когда главный судья объявил перерыв, обезьяна и львёнок подошли к Потомуште.
– Привет, Слон! Тебе кепка не жмёт? – спросил львёнок.
– Не жмёт, – отвечал Потомушта.
– А ветер её не сдует?!
– Не сдует.
– А белкой в глаз не заехали ни разу?! – не отставал львёнок.
– Не заехали, – терпеливо отвечал слонёнок.
– Ну, чего ты пристал! – прервала шутника Левая Обезьяна. – Потомушта молодец! Первый раз взяли в судьи, а он ни разу не ошибся! Я за тебя болела, Слон!
– Спасибо!
– Да я тоже за тебя болел… – сказал львёнок, оправдываясь. – А еще за Жёлтых и за Оранжевых. А ты?
– Я судья, мне нельзя ни за кого болеть!
– Ну ладно. Давай, суди…
После перерыва проигравшие команды сыграли друг с другом за третье место, а в самом конце встречались победители, чтобы выявить, кого из них объявят чемпионами. Бедному львёнку опять пришлось выбирать, за кого ему болеть.. И Оранжевые и Жёлтые играли здорово, к тому же обе команды были «почти львиного цвета», и он совсем запутался: то радовался удачным броскам Жёлтых, то отличной работе сачком у Оранжевых…
А потом произошёл забавный и не учтенный правилами случай: белка с жёлтой ленточкой, уворачиваясь от сачка, врезалась в верхнюю перекладину ворот, но не упала, а зацепилась за неё. Потом раскачалась на перекладине и… запрыгнула в ворота!
– Го-о-о-о-ол! – закричали болельщики Жёлтых.
– Не было, не было!.. Так нечестно! – закричали болельщики Оранжевых.
Главный судья остановил игру и собрал около себя судей. Несколько минут они бубубукали, обсуждая ситуацию. С одной стороны, белка вроде бы не забежала в ворота, что строго запрещено правилами, а именно влетела. С другой, в правилах сказано, что гол засчитывается, только если белка влетела или вкатилась в ворота – либо напрямую, либо отскочив от штанги или от слона-защитника. А здесь отскока не было. Был, если так можно сказать, заскок!..
В результате постановили гол не засчитывать, потому что белкометание и белколетание – это вам не белковисение, белкокачание и белкоспрыгивание с перекладины! И постановили занести это решение в правила игры, чтобы в дальнейшем такие случаи не повторялись.
В итоге чемпионами стали Жёлтые ленточки. Львёнок тут же понял, что львы всё-таки скорее желтые, чем оранжевые, и что он всю дорогу болел именно за Жёлтых. А потому хлопал и кричал «Ура!» вместе с другими болельщиками этой команды.
Оркестр в составе слонов (духовые инструменты) и дятлов (ударные инструменты) заиграл марш «Торжество Победителя» композитора Джузеппе Слонари, а главный судья – дядя Элефантус – вручил Жёлтым ленточкам переходящий Кубик Лиги Чемпионов. Команда прошла по стадиону круг почёта, радостно трубя и высоко подняв свой замечательный приз – позолоченный кубик с крыльями.
Зрители ещё покричали, похлопали, потопали и стали расходиться.
Слонёнок в клетчатой кепке подошёл к друзьям и радостно сказал:
– Это я придумал внести поправку в правила! Дядя Элефантус сказал, что я прав, потому что это прецедент!
– Кто президент? Ты президент?! – удивился львёнок.
– Прецедент, а не президент! – поправил слонёнок. – Это такое специальное, очень важное слово. Если что-то случилось в первый раз, и мы, судьи, что-то про этот случай решаем, – это и есть прецедент.
– Дурацкое слово! – сказал львёнок. – Пре-цен-дец…
БОЯТЬСЯ ИЛИ НЕТ

На следующее утро Правая Обезьяна снова взялась за распутывание головоломки. Как-то неспокойно ей было оттого, что под боком валяется нерешенная загадка. Она что, глупее ёжиков?! И снова принялась крутить и двигать веточки, пытаясь вытащить их из общей кучи. Но они все время зацеплялись друг за друга – в одном месте освободишь, в другом цепляется…
И снова ей не дали дорешать. Пришли друзья, очень серьёзные и озабоченные. Львёнок даже не стал бегать по поляне, как делал это обычно: просто сел и второй раз подряд стал слушать рассказ Потомушты о том, что произошло с ним после окончания матча.
– Мы с дядей стали по стадиону гулять, – рассказывал слонёнок. – Он мне говорил про разные интересные случаи, которые с ним бывали, когда он был судьёй или когда проводил собрания слонов по всяким важным вопросам… И вдруг остановился на полуслове! Я иду и думаю про то, что он мне рассказывал. Потом оглянулся, а он не двигается!
– Чучело?! – ахнула Правая Обезьяна.
– Да, чучело… Я сбегал домой за факелом, расколдовал дядю. Но получается, что Мудрила не угомонился!
– Тогда и Барабашка не угомонится! – добавил львёнок. – И Дед Бабай!
– А правда, почему мы подумали, что уже всё – что мы победили?!.
– Представляете, завтра утром просыпаемся, а тут опять полицейские прискакали – и снова надо кого-то расколдовывать! – сказал львёнок.
– Ну и что? Придём и расколдуем! – сказал Потомушта. 
– Что-что!.. А вдруг Мудрила возьмёт и в следующий раз тебя чучелом подменит?! Кто расколдовывать будет?!
– А… Э-э-э-э…
От этого вопроса зверятам стало как-то страшновато, немного опасновато и чуть-чуть трусишковато. Даже смелому львёнку.
– Ну, раз мы до сих пор целы, значит, колдуны пока про нас не знают, – сказал слонёнок. 
– Про меня знают, – вдруг сказала Правая Обезьяна. – Просто у них со мной ничего не вышло.
– Как это? Тебя пытались заколодвать?!
– Да, вчера вечером. Но у них не вышло.
– Почему?
– Потому что Левую Обезьяну можно поменять только на Правую, – сказала Правая Обезьяна.
– А Правую – только на Левую, – добавила Левая.
– И мы сами решаем, когда нам меняться, – закончила Правая
– Ничего себе! – воскликнул львёнок. – Что же ты нам сразу не рассказала!
– Вот же – рассказала. Как только, так сразу.
– Ничего себе! – снова сказал Львёнок Лев. – Два колдовства за один вечер! Что же нам теперь делать?
– Идите к птицам, цык-цык! – вдруг закричал невесть откуда взявшийся Тукан. Никто и не заметил, как он прилетел и когда успел усесться на ветку. Зверята уставились на него, а он немного потоптался на ветке и добавил голосом Жёлтого Дракона:
– Закройте глаза врагу! Да будет он глух и слеп!
Потом дятел щелкнул своим банановым клювом, как будто выключилась запись, и добавил уже своим собственным, скрипучим и цокающим голоском:
– Врагу, цык-цык! Закройте, цык-цык! Глухи-слеп! Глухи-слеп! Ага. Ага.
И улетел.
– Во-о-от! – закричал львёнок, мгновенно забыв свой малюсенький страх. – Про Птичий Рынок-то мы забыли!
– Пошли! – коротко сказал Потомушта.
КРАСОТА – СТРАШНАЯ СИЛА

В Вечнозелёном Лесу жили самые разные птицы – большие и маленькие, серые и пёстрые, летучие и ходячие, крылатые и бескрылые. Объединяло их всех то, что у них не было шерсти, а были одни только перья. За это ехидные звери дразнили их «пернатыми». Но птицы не обижались. Какая гордой птице разница, как ее называют эти отсталые, не умеющие летать существа?! Вы сами-то кто, зверьки? Млекопитающие, вот вы кто! Молоко на губах не обсохло, а туда же!.. Птицы древнее вас на миллион миллиардов лет, вот так! кря-кря!.. то есть чик-чирик!.. или даже ку-ку…
Птицы жили по всему Вечнозелёному Лесу, но у них было своё место сбора – Птичий рынок. На эту поляну они слетались и сходились (если летать не умели), чтобы отпраздновать День Птенца или День Яйца, обсудить важные дела и просто пообщаться. Там устраивались хоровые концерты и танцевальные конкурсы, там же глухари проводили своё знаменитое на весь мир ток-шоу «Скорей поженимся».
Когда зверята пришли на Птичий рынок, там шёл конкурс красоты под названием «Чудо в перьях». Собственно, конкурсом это назвать было сложно. Правильнее, наверно, – парадом красавцев, который проводили ежедневно (кроме, конечно, дождливых четвергов).
По выложенной умелыми бобрами деревянной дорожке (зрители почему-то называли её странным словом «подиум») расхаживал туда-сюда самый знаменитый представитель пернатых, звезда моды павлин по кличке Хвостун. Кличку ему дали за то, что он умел в нужный момент этак эффектно (ну в смысле – круто, модно, прикольно, классно, потрясно) развернуть веером свой великолепный неповторимый хвост и так, с поднятым хвостом, прохаживаться туда-сюда, ожидая прилёта восторженных поклонниц. Поклонницы непременно прилетали (а иногда приходили пешком) и принимались восторженно чирикать, кудахтать, квохтать и даже, порой, куковать!
А на соседнем дереве, на нижней ветке, украшенной разноцветными лентами и цветочными гирляндами, сидел другой видный представитель пернатых – попугай по кличке Хохолок, прозванный так за то, что умел очень эффектно (ну, вы поняли…) разворачивать на голове свой разноцветный гребень, раскрашенный в цвета индейского племени Какаду. Его поклонницы, которых также сбегалось и слеталось немало, начинали от этого закатывать глазки и складываться штабелями у его ног…
Свой хохолок был и у павлина Хвостуна. Он состоял из таких, как бы, шариков, качающихся на таких, как бы, ниточках… Поклонницы павлина считали эту модель хохолка гораздо более утонченной, чем мощный гребень попугая. Ниточки, и правда, были совсем тоненькие, шарики над ними, казалось, просто парят в воздухе, отчего поклонницы приходили в отдельный неописуемый восторг.
Зато попугай Хохолок умел пританцовывать на своей ветке, ритмично подёргиваясь и подпрыгивая под музыку. Время от времени он расправлял крылья и раскрывал на всю ширину свой белоснежный гребень. При этом выглядел страшно мужественным, поражая в самое сердце своих легко ранимых поклонниц.
Но по-настоящему петь, танцевать, да и просто внятно говорить пернатые красавцы не умели. Павлин просто прохаживался туда-сюда, покачивая своим высокохудожественным хвостом и лишь изредка покрикивая. Голосок его, неожиданно высокий и вздорный, подозрительно напоминал кряканье мелких уточек.
А попугай, в основном, подсвистывал да поскрипывал. Но мог порой и произнести что-то забавное. Правда, придумывал он всё это не сам – лишь уморительно повторял сказанное другими. Но его поклонницы всё равно страшно радовались и восторженно чирикали, снисходительно поглядывая на поклонниц не столь красноречивого павлина.
Эти группы фанаток часто спорили друг с другом, кто лучше – Хвостун или Хохолок. Спорам не было конца. Бывало, прилетят поклонницы павлина на очередное выступление своего кумира, а там уже попугай со своими поклонницами раскланивается. И начинается оглушительная перепалка (не путать с перепёлкой!): писк, визг, кряканье, щебет… Иной раз даже перья летят!
Ну и самим кумирам пернатых было с поклонницами непросто. Бывало, сложит Хвостун свой роскошный хвост и устроится на кочке, чтобы немного поспать после сытного обеда, – тут же налетают поклонницы с просьбой расписаться вот тут или сфоткаться вместе – только непременно с распущенным хвостом!
Или соберётся Хохолок малость перекусить и только раскроет свой мощный крючковатый клюв, только подцепит крошку вкусненького, как налетают его фанатки и требуют специально для них развернуть гребешок и сделать мужественное лицо! А как откажешь?..
В общем, слава, она требует жертв от того, кто прославился.
Конечно, двумя этими красавцами дело не ограничивалось. Было множество других претендентов (не путать с президентами и прецедентами!) на звание «Чуда в перьях».
Так, быстро набирали популярность два залётных француза, неизвестно как оказавшиеся в Вечнозелёном Лесу, – чёрный лебедь по кличке Балерун и венценосный журавль Жур Виль, длинноногий, длинношеий, с розовыми щечками и потрясающим золотистым хохолком. Оба иностранца невероятно стильно выгибали свои длинные шеи. А уж когда они грозно расправляли свои чёрные крылья, ахали не только их собственные поклонницы, но и фанатки других красавцев.
А уж как грозен (и в то же время прекрасен!) был удод Морячок в полосатой матросской тельняшке и с эффектным оранжевым хохолком на голове!
А уж как хорош был обладатель малинового пиджака и пышного шелковистого хвоста – райская птица по кличке Ворон Пёстрый!
А уж как утонченно изыскан был зелёный Бананоед с невероятным хохолком, напоминающим букет белых полевых цветов. (Не знаете такой птицы? – посмотрите в Яндексе!)
А как изящно разукрашен был селезень-китаец по кличке Мандарин! Для них с Балеруном даже построили маленький бассейн рядом с подиумом, где они так классно плавали и так красиво отражались в воде, что просто ой!
И все были такие ми-и-и-иленькие, просто а-атпа-а-а-а-а-а-д!
ШПИОН ИЛИ ОРУДИЕ?

Но зверятам было не до красот – они пришли по делу. По очень, очень важному делу.
Самое сильное впечатление произвели на них глаза, которые проявлялись на хвосте павлина, когда тот разворачивал его на всю ширину. Скорее всего, на это навела их подсказка Жёлтого Дракона (помните – про глаза врага, которые надо закрыть?), а может, они и сами почуяли в этих глазах какую-то опасную, затягивающую глубину. Во всяком случае, всем троим вскоре стало казаться, что это не просто такие пятнышки на перьях, а именно глаза – непростые, пристальные, как бы отдельные от своего глуповатого хозяина.
Причем глаз на павлиньем хвосте было так много, что слонёнок Потомушта назвал его «радаром глубокого проникновения». Объяснять, что это за радар глубокого проникновения, слонёнок не стал, но все примерно поняли, что он имел в виду.
– Похоже на то, что Хвостун находит в нашем лесу жертву, а потом колдуны её заколдовывают, – сделала свой вывод Левая Обезьяна.
– Думаешь, Хвостун – вражеский шпион?! – не поверил львёнок. – Совсем не похож! Шпионы, они все хитрые, страшные, нос крючком, черная шляпа и пистолет…
– А может он и не шпион, просто его используют в тёмную, – предложил свою версию слонёнок
– Как это – в тёмную? – не понял львёнок. – В темноте, что ли?
– Да нет! В тёмную, это когда ты сам не знаешь, что тебя используют, – объяснил слонёнок. – Ты, такой, гуляешь по дорожке, перед девочками красуешься, а глазищи у тебя на хвосте в это время весь лес прочёсывают и передают всё в штаб фашистов!
– У меня нет глаз на хвосте! – запротестовал львёнок. – У меня только кисточка!
И он продемонстрировал слонёнку, что у него на хвосте и впрямь только кисточка. И никаких глаз.
– Да я не про тебя! Я про этого хвастуна. То есть, Хвостуна.
Пока они спорили, Левая Обезьяна перевела взгляд на второе «чудо в перьях» – попугая Хохолка. В его поведении и внешнем виде она тоже почувствовала что-то странное. Роскошный гребень на его голове постоянно менял размеры – от скромного узенького треугольничка до широко развёрнутого веера, а сам Хохолок всё время вертел головой справа налево и слева направо, как будто оглядывал всё пространство перед собой.
– Кажется, попугай тоже что-то опасное делает! – сказала она. 
А потом Хохолок расправил свой могучий гребень, одновременно с этим расправив крылья, и ожерелье на его шее засверкало разноцветными огнями (очень, очень красиво!). В этот момент зверята ощутили какой-то мягкий удар – как будто на них пыхнуло горячим воздухом.
– Слушайте, он похож на космический излучатель, – сказал Львёнок Лев. – Я такой в одном фильме видел. Он сперва заряжается энергией, потом нацеливается, а потом ка-а-ак жахнет! И целая планета – ба-а-а-бах! – и сгорела!
– Так что, они оба шпионы? – вслух подумал Потомушта. 
– Запросто! – сказал львёнок. – При помощи павлина колдуны находят того, кого они хотят заколдовать, а какаду излучает колдовство!
– Скоро мы всё это проверим, – сказала Левая Обезьяна. – Давайте про других подумаем.
Подумали. Сколько зверята на них ни глядели, особых сомнений и подозрений у них не возникло. Ну, плавают в бассейне селезень-мандарин и чёрный лебедь! Ну, ходят по подиуму журавль и райская птица! Ну, сидят на ветке удод с бананоедом! Никакой опасности от них не исходит. Птички и птички…
Когда был объявлен перерыв, участники конкурса сложили свои красоты и сошли с подиума, слетели с веток или вылезли из бассейна, чтобы передохнуть и подкрепиться. Охрана оттесняла от них особо пылких поклонниц. Но не пропустить слона, пусть и достаточно молодого, оказалось не под силу даже крепким бойцам из отряда Беркутов. Ну, а за Потомуштой прошли к птицам-красавцам и львёнок с обезьяной.
Левая Обезьяна сразу достала своё волшебное яблоко, и оно тут же засветилось. Луч его крутанулся раз, другой и уверенно указал на Хвостуна.
– Ага, всё-таки шпион!.. – сказал львёнок. Но тут же заметил, что его собственное Орудие Победы – хрустальная звезда – тоже включилось. Крутанувшись вправо-влево лучик её указал на Хохолка. Сперва львёнок немного обалдел: он же должен не зверей расколдовывать, а предметы!..
Но потом до него дошло: луч указывает не на самого какаду, а на драгоценное ожерелье у него на шее.
– Опа!.. – сказал львёнок, прежде чем произнести своё заклинание. А потом произнёс и его. Раздался мелодичный звоночек, и на шее попугая оказалось… точно такое же ожерелье! Только хрустальная звезда на него уже не реагировала!
– Вот хитрые! – сказал львёнок. – Взяли и заменили бусы на своё колдовское устройство!
Что-то похожее получилось и у обезьяны. Когда она катнула к павлину своё золотое яблоко и проговорила заклинание, на месте Хвостуна оказался точно такой же Хвостун, просто один в один! Он немного удивился и на минутку перестал красоваться перед своими фанатками, но тут же вошёл в роль и продолжил это приятное и полезное занятие.
– Павлин, он и есть павлин! – сказала обезьяна. 
С ТЕХ ПОР В ВЕЧНОЗЕЛЁНОМ ЛЕСУ...

С тех пор в Вечнозелёном Лесу воцарилось спокойствие. Никто больше не пропадал, – ни взрослые, ни дети. Ни у кого не исчезали полезные вещи, и вообще, жизнь стала такой же, как до нападения колдунов, – спокойной и весёлой.
Снова пошли всякие развлечения, конкурсы, спортивные соревнования, детские игры и походы на ближние и дальние поляны.
Слоны всё лучше и лучше метали белок, а белки всё лучше и лучше уворачивались от слонов.
Бригадир плотников Бобрис Бобрисович Бобрищин снёс старую крышу своей хатки и соорудил новую, лучше прежней.
Кенгуру по кличке Джек Бабах снова защитил титул сильнейшего боксёра Вечнозелёного Леса.
Грызли прогрызли всё, что можно, и двинулись дальше.
Жёлтый Тукан прекратил разносить по лесу загадочную мудрость и опять занялся своим обычным делом – рекламными объявлениями и сбором зрителей на съемки телепрограмм.
Передача доктора Мышеловой возобновилась и снова стала самой популярной телепрограммой среди мамочек и бабушек Вечнозелёного Леса.
Учёные зайцы вывели новую разновидность Пельменного дерева, на которой произрастали совсем не такие пельмешки, как у лемуров, – поменьше размером, зато более сочные. Пельмешки отведали специалисты и признали их удачными. Назвали этот сорт вкусняшками.
У львёнка стала постепенно отрастать грива. Пока немного отросла, всего капельку… Но очень заметную капельку!
Слонёнок возобновил занятия музыкой и вдобавок стал ходить на лекции своего дяди Элфантуса, специалиста по законам.
Левая Обезьяна (не без помощи Правой!) наконец-то разобрала головоломку ёжиков, и теперь пыталась понять, как же её собрать.
И никто из них даже не заметил, что Орудия Победы через некоторое время куда-то делись. Просто никто про них не вспомнил!
…Кроме Жёлтого Дракона, который ничего не забывал и знал ещё много такого, чего не знают другие. Просто он никому об этом не рассказывал.
До поры до времени.
КАК СТАТЬ БОЛЬШИМ

Снова настал четверг. Как обычно, в этот день шёл дождь. Левая Обезьяна сидела на своей надежно укрытой от дождя ветке и считала, сколько осталось дождиков до конца каникул. Получалось то пять, то шесть. То опять пять, то опять шесть. То пять, то опять… Где-то в вычислениях была ошибка…
А львёнок просто сидел под своей акацией и скучал. У него даже возникла странная мысль – не пойти ли ему куда-нибудь прямо под дождём? Пусть он промокнет, пусть извозюкается в грязи, зато перестанет зевать через каждые тридцать секунд! Но у него, конечно, ничего не вышло: мама сразу поняла, что собирается сделать её непоседливый сынок и сказала своё категорическое: «Рррррррррр!»
А вот слонёнок спокойно отправился на прогулку, невзирая на дождь. Потому что в его распоряжении был большой зелёный зонтик из бамбука и пальмовых листьев. И что само важное, Потомушта сделал этот зонтик сам, без помощи отца.
Первым делом слонёнок пошёл к своему другу львёнку. Поздоровался (а как же! воспитание у слонов – самое лучшее в мире!) и тут же объявил:
– Просьба пассажирам занять свои места. Отправление через тридцать секунд.
Потомушта подогнул колени. Львёнок запрыгнул ему на спину и взял передними лапами рукоятку зелёного зонта. А слонёнок объявил:
– Осторожно, звери закрываются! Следующая станция – «Левая Обезьяна»!
А уж Левая Обезьяна даже не стала дожидаться, пока слонёнок подойдёт поближе, чтоб её посадить – прыгнула к нему на спину прямо с дерева. Настала её очередь держать зонтик. И чтобы держать его точно по центру (для Потомушты было очень важно всё делать правильно и точно), обезьяне пришлось влезть на спину львёнку и так ехать.
– Осторожно, звери закрываются! Следующая станция – «Бушка-Барашка»!
Овечку Бушку тоже посадили на Слона, хоть она и боялась. А чтобы ей было за кого схватиться, если вдруг станет очень страшно, рядом посадили и её приятеля – чёрного ягнёнка Бодая. При этом договорились, что за кудряшки он овечку дёргать не будет. По крайней мере, пока они сидят на слоне.
Потом двери открылись на станции «Ёжики», далее – на станциях «Парни копытные» и «Звёзды сумчатые». Всех колючих, сумчатых и копытных зверят тоже посадили на волшебный поезд Потомушты.
– Осторожно, звери закрываются! Следующая станция – «Город-крепость Зайцбург»!
Как ни странно, в путешествие на слонёнке зайчат запросто отпустили. Правда, с условием вернуть обратно таким же способом – на слоне. И держаться подальше от всяких опасных хищников.
– Уважаемые пассажиры! – сказал Потомушта. – В случае появления опасных хищников, обращайтесь к машинисту!
Следом загрузили бегемотика, бобрят, морских свинок и многих других зверят из Вечнозелёного Леса.
А Потомушта всё шёл и шёл по лесу, как большой поезд на четырех ногах, и сажал к себе на спину всё новых и новых друзей и знакомых. Почему-то места на спине хватало на всех. И тащить всю эту кучу зверей слонёнку было совсем не тяжело.
Вот такой слонёнок был сегодня огромный! И никто этому особо не удивлялся.
А львёнок на его спине был сегодня какой-то особенно серьезный. И тоже никто не удивлялся.
А обезьяна, сидевшая на спине львёнка с зонтиком в руке, который прикрывал от дождя сразу всех зверят Вечнозелёного Леса, была какая-то особенно торжественная…
– Представляешь себе, какого размера должна быть Черепаха, чтобы на ней поместились четыре слона, которые держат на себе целую Землю?! – сказал Львёнок Лев.
– Представляю, – сказал слонёнок и пошёл дальше.

4 апреля – 6 мая 2017,
8–9 января 2019


На главную         Другие "не стихи"