Др. и Зн. Кр.

Марина Левина



«ДОСТУПНАЯ» ИПОТЕКА И КРЕПОСТНОЕ ПРАВО

(Лекция по экономике для внуков)



Надысь поинтересовалась на сайте агентства «ИНКОМ-Недвижимость» стоимостью однокомнатной квартиры в районе Гольяново. Оказалось порядка семи миллионов рублей, в пересчете на доллар – примерно 100 тысяч долларов. В 2000-м году на эти деньги можно было построить загородный дом в Подмосковье или приобрести в том же Гольянове три трехкомнатные квартиры.

Что же случилось за 20 лет с рынком недвижимости?

Теоретически, любой рынок является саморегулирующимся. Когда рост цен превышает покупательную способность, цены снижаются, когда у покупателей становится так много денег, что они все быстро раскупают, цены на рынке растут. У нас сейчас цены рынка недвижимости растут при снижении покупательной способности населения. В начале 2000-х, когда цены на недвижимость сначала начали расти, а потом рынок замер (финансовые возможности населения исчерпались), цены на недвижимость должны были пойти вниз. Но тут «грянула» ипотека. С ее помощью цена, и так недоступная, выросла еще вдвое (это как сейчас при 10% на 10 лет), а при 20% с хвостиком, как в начале двухтысячных годов, величина начисляемых процентов в два – три раза превышала стоимость квартиры. Аргумент, что ипотека есть во всех странах, «лукавый»: в других странах он никогда не превышал 3–5% годовых, и за 10 лет набегало 30–50% к стоимости. А потом он у них вообще опустился до 1%. Такая небольшая наценка является допустимой платой за то, что живешь в квартире уже сейчас, а деньги платишь потом и постепенно (второй распространенный аргумент в пользу ипотеки.

Чтобы понять, что у нас он тоже не работает, сделайте простой расчет. Возьмите продолжительность «трудовой» жизни человека (примерно с 20 лет до 60 = 40 лет), умножьте на свою зарплату, и получите сумму, которую вы в принципе можете заработать, а слелдовательно и потратить за всю свою трудовую жизнь, так чтобы долги не перешли по наследству к детям.

Раньше, без ипотеки, из этих денег при средней зарплате квалифицированного специалиста и экономном образе жизни (копя, а не беря в кредит) можно было «выкроить» трехкомнатную квартиру, машину и ежегодный отпуск. С «помошью» ипотеки квартира, за которую можно успеть расплатиться за трудовую жизнь, превратилась в однокомнатную.

Сначала ипотеку давали только на новостройки, но вторичный рынок тоже подрос, так как приобретшие квартиру втридорога хотят вернуть свое – при продаже получить с покупателя вторичного жилья. А те, кто не покупал втридорога по ипотеке, поднимают цену до уровня рынка.

Усилия государства помочь гражданам и снизить процент по ипотеке путем компенсации банкам разницы лишь помогли банкам не снижать процент, привели к росту цен из-за увеличения спроса, окончательно сломали рыночные механизмы регуляции цен и похоронили надежды на доступное по цене жилье для основной массе населения.

Почему так вышло?

Потому что при Ельцине первая волна успешно сделавших карьеру политиков, чиновников, бизнесменов – в общем, все «сливки общества», прилично вложились именно в недвижимость. В 90-е годы в печати открыто сообщалось, сколько у какого министра гектаров в собственности, сколько у их жен квартир в центре Москвы, у родственников – заграничной недвижимости. Естественно, эти люди, обеспечившие себя квадратными метрами, «креслами», кабинетами, влиянием на много поколений вперед, приложат все усилия, чтобы недвижимость не подешевела.

Вот-вот парламент примет закон о том, что ипотечные долги можно передавать по наследству, и вот, пожалуйста, вам новое «крепостное право» в чистом виде. За «однушку», приобретенную в молодости по ипотеке, будут расплачиваться поколения наших потомков.

Граждане очень легко могут сломать эту выстроенную систему рабства, просто отказавшись брать кредиты, приняв за правило жить по средствам, а на дорогие вещи откладывать, потому что нелепо вещь, на которую и так не хватает, покупать в разы дороже. Тогда рынок упадет сам до уровня нашей реальной покупательной способности.

Июнь 2021



назад